Решение суда о прекращении права собственности на строение № 2-2426/2017 ~ М-2644/2017

Дело № 2-2426/17

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

23 ноября 2017 года                          г. Владивосток

Суд Советского района г. Владивостока Приморского края в составе

судьи                                  Чернянская Е.И.,

при участии истца Мороз В.В.,

представителя истца                     Зелепуга А.И.,

представителей ответчика Козловой Л.П., Козлова М.Л, Ермолаева В.М.,

при секретаре                              Андреевой И.В.,

рассмотрев гражданское дело по иску Мороз Валентины Васильевны к Козлову Максиму Леонидовичу о признании самовольной постройкой, об обязании снести строение, о прекращении права собственности на строение,

УСТАНОВИЛ:

Мороз В.В. обратилась в суд с названным иском, в обоснование указав, что она является собственником жилого дома лит.А, площадью 12,1 кв.м, с кадастровым номером <номер> по адресу: <адрес>, и собственником земельного участка, площадью 428,5 кв.м, по указанному адресу (на котором расположен ее дом площадью 12,1 кв.м) согласно вступившему в законную силу решению Советского районного суда от <дата> по делу № <номер>. Ранее дом лит. А, площадью 12,1 кв.м, являлся частью долевого домовладения 1920 года постройки, площадью 22,6 кв.м, с кадастровым № <номер>., находившегося в долевой (по 1/2 доли в праве) собственности Мороз В.В. (с 1972г.) и Козлова М.Л. (с 2008г.) на общедолевом земельном участке, площадью 857 кв.м., с кадастровым номером <номер> по адресу <адрес>. На момент обретения ею долевой (на 1/2 доли в праве) собственности на домовладение, площадью 22,6 кв.м, в 1972г. (с определенным правом пользования конкретной частью данного домовладения - квартирой площадью 12,1 кв.м), к жилому дому были пристроены без разрешительных документов и оформления собственности две нежилые веранды - веранда А и веранда Б (обозначения представлены на съемке 1980 г при текущей инвентаризации). Верандами пользовались в различные периоды разные члены семей сособственников самого общедолевого дома по мере надобности.

Согласно заключенному между сособственниками Мороз и Козловыми Соглашению от <дата> о разделе общедолевой собственности, в 2009 г. снес свою часть общедолевого дома, площадью 22,6 кв.м, и построил свой дом лит.Б в своей зоне сложившегося землепользования общедолевого земельного участка. На оставшийся (состоящий из части Мороз В.В.) дом лит.А, площадью 12,1 кв.м, было зарегистрировано <дата> право собственности Мороз В.В. в установленном порядке, дом поставлен на учет в государственном кадастре недвижимости с кадастровым номером <номер>. Козловым М.Л. <дата> было зарегистрировано право собственности на дом лит.Б. В настоящее время домом лит.Б пользуются Козлов Л.И. и Козлова Л.П - родители Козлова М.Л.

При этом, кроме строительства жилого дома вместо снесенной Козловыми части бывшего общедолевого дома какой-либо новой отдельной постройки ни Соглашением от <дата> не оговаривалось, ни разрешением при строительстве дома Козлова М.Л. не предполагалось.

Однако Козловыми в период сноса их части бывшего общедолевого дома из остатков старой нежилой веранды Б (постройки 50х годов прошлого века) на расстоянии около 0.8м - в опасной близости от ее дома было самовольно сооружено хозяйственное строение - нежилой сарай Г2, площадью 15,4 кв.м, позднее названный Козловыми флигелем (согласно определению в архитектуре флигель - второстепенная хозяйственная постройка). В 2015 г Козлов М.Л. по декларации на недвижимое имущество (просто по своему усмотрению заполнив декларацию) зарегистрировал свое право на сарай Г2 в качестве жилого флигеля. Однако фактические основания возникновения этого права, предусмотренные гражданским законодательством у Козлова М.Л. отсутствовали, поскольку веранды не были чьей либо собственностью, а также Козлов М.Л., в строительстве и содержании веранд не участвовал (строились веранды силами и средствами ранее бывших сособственников дома).

При том, что флигель - сарай Г2 является строением, нарушающим градостроительные нормы (располагается на расстоянии менее 1м от ее жилого дома и почти вплотную к разделяющему участки забору), этот объект является и пожароопасным, так как сооружен из старых материалов более чем полувекового срока использования. Согласно требованиям СП 42.13330.2011 «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений», Актуализированная редакция СНиП <дата>-89 пункт 7.1 и Федерального закона «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений» от <дата> в районах усадебной застройки расстояние от хозяйственных построек до жилых домов должно быть не менее 1м, а между жилыми домами не менее 6м.

Опасная близость данного сооружения к ее дому была признана стороной и зафиксирована в протоколе судебного заседания Советского районного суда г.Владивостока от <дата> по делу № <номер> разделе земельного участка. По словам на судебном заседании стороны Козлова М.Л. - Г2 - хозяйственная постройка «представляет собой некапитальное строение, носит временный характер, подлежит переносу, поскольку находится в опасной близости от дома Мороз В.В.». Однако до сих пор, по прошествии более 2х лет с момента данного заявления на суде, свой сарай-флигель так и не перенесли.

Таким образом, действия стороны Козлова М.Л. создают угрозу здоровью и жизни ей и ее семье. Кроме того, сооруженный Козловыми флигель-сарай при расстоянии менее 1 метра от ее дома создает препятствия в обслуживании ее собственности, в связи с чем нарушаются ее права. При этом, сарай Г2 (позднее названный флигелем) Козловыми был в 2009 г. возведенный с нарушением (что признано стороной Козлова М.Л.) градостроительных и санитарных норм и правил, построен самовольно и, как указано выше, без ее согласия как сособственника на тот момент земельного участка.

Мороз В.В. просит суд обязать Козлова М.Л. снести за свой счет самовольно возведенное строение флигель (сарай Г2), площадью 15,4 кв.м., расположенное на части земельного участка, площадью 428,5 кв.м, по адресу: <адрес>

<дата> судом к участию в деле в качестве третьего лица привлечено Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Приморскому краю.

Истец Мороз В.В. и ее представитель Зелепуга А.И. в судебном заседании настаивали на исковых требованиях.

Представители ответчика Козлова М.Л. по доверенности Козлова Л.П., Козлов М.Л, Ермолаев В.М исковые требования не признали, пояснили, что в ноябре и декабре 2008 года была снесена не вся использовавшаяся ими часть старого дома, от нее до настоящего времени сохранились полторы стены и часть потолка кухни, стена чердака и пристроенная в дому часть веранды площадью 15,4 кв.м., которая и была зарегистрирована <дата> в собственность по декларации как жилой флигель. Веранды в 1958 и 1959 годах были построены его отцом и им своими силами и на свои деньги. Флигель возведен в 1959 году с согласия матери Мороз В.В. - Роговой Е.В., бывшей на тот момент сособственником старого дома, к которому пристраивался флигель.

Представитель третьего лица Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Приморскому краю в судебное заседание не явился, ходатайствовал о рассмотрении дела в его отсутствие, направил письменный отзыв (л.д. 70-71), согласно которого <дата> Управлением зарегистрировано право собственности Козлова М.Л. на здание-флигель, назначение: жилое, площадь 15,4 кв. м, количество этажей: 1, с кадастровым номером <номер>, расположенное по адресу: <адрес> В соответствии со ст. 13 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», действующим на момент проведения регистрационных действий Управлением была проведена правовая экспертиза представленных документов. В качестве правоустанавливающих документов, предусмотренных ч. 1 ст. 25.3 Закона о регистрации, на государственную регистрацию Козловым М.Л. были предоставлены следующие документы: договор дарения доли жилого дома и земельного участка от <дата> <номер>; акт приема-передачи доля жилого дома и земельного участка от <дата>; декларация об объекте недвижимого имущества от <дата>; решение Советского районного суда г. Владивостока от <дата> по делу <номер>. На момент проведения государственной регистрации в Управлении отсутствовали какие-либо правопритязания, а также сведения об арестах и запретах на проведение регистрационных действий в отношении спорного объекта. В связи с отсутствием каких-либо оснований для отказа в государственной регистрации установленных ст. 20 Закона о регистрации, Управлением было зарегистрировано право собственности Козлова М.Л. на спорный объект.

В связи с указанным, в силу ст. 167 ГПК РФ суд счел рассмотреть дело в отсутствие неявившегося представителя третьего лица.

Выслушав пояснения лиц, участвующих в деле, исследовав материалы дела, суд находит исковые требования не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, изначально веранда, площадью 15,4 кв.м, и строение, площадью 12,1 кв.м, расположенные по адресу: <адрес>, входили с состав одного жилого строения.

Так, собственником этого жилого дома, расположенного по <адрес>, являлась Рогова А.С., в дальнейшем право собственности на дом перешло к ее дочерям Роговой Л.В. и Роговой Е.В.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от <дата> утверждено мировое соглашение, определено право пользования жилым домом по <адрес>: Роговой Л.В. в пользование переданы комнаты № 1 и 3 площадью 3, 36 х 4,03 кв.м.; Роговой Е.В. – комната № 2 площадью 4, 28 х 2, 80 кв.м, без внешних переоборудований.

На основании договора дарения от <дата> право на ? долю в праве собственности на жилой дом по <адрес> приобрела Рогова (в браке Мороз) В.В.

На основании свидетельства о праве на наследство по закону от <дата> право на 1/2 долю в праве общей долевой собственности на дом по <адрес> приобрел Козлов Л.И., который <дата> ? долю в праве общей долевой собственности подарил Козлову М.Л.

Право общей долевой собственности Мороз В.В., Козлова М.Л. на жилой дом по <адрес> было зарегистрировано в установленном порядке.

Ранее строение представляло собой сам жилой дом площадью 28,6 кв.м., веранды А площадью 20,5 кв.м., и веранды Б площадью 38,7 кв.м, крыльца площадью 7 кв.м., что видно из технического паспорта с экспликацией, составленной <дата> (л.д. 14-20).

Истец указывает, что веранда А, из которой в дальнейшем образовалось спорное строение была пристроена к жилому дому без разрешительных документов.

Согласно кадастрового паспорта от <дата>, жилой дом по <адрес> 1920 года постройки.

Из кадастрового паспорта от <дата> следует, что спорное строение 1959 года постройки (л.д. 43-44).

Судом установлено, что веранды А и Б были построены предыдущими правообладателями строения. На момент возведения веранд действовало законодательство СССР и РСФСР.

Согласно ранее действующему законодательству, государственный учет жилищного фонда, независимо от принадлежности, осуществлялся по единой для СССР системе на основе регистрации и технической инвентаризации.

Так, государственной регистрации подлежали дома, принадлежащие гражданам на праве личной собственности. Данные о праве собственности на жилые дома на основании решений исполкомов вносились бюро технической инвентаризации в реестр-книги данного населенного пункта, а также в инвентаризационные карточки в соответствии с теми пунктами и графами, которые в них предусмотрены.

Инвентаризация домовладения по ул. Пирогова, 9 была произведена в декабре 1972 года (л.д. 19) в период действия Инструкции о порядке регистрации строений в городах, рабочих, дачных и курортных поселках РСФСР, отверженной Приказом Министерства коммунального хозяйства РСФСР от <дата> N 83 (ранее действовала Инструкция Народного Комиссариата коммунального хозяйства РСФСР от <дата> "О порядке регистрации строений в городах, рабочих, дачных и курортных поселках РСФСР"). При этом, одновременно с инвентаризацией строений и относящихся к ним земельным участкам и текущей регистрацией изменений в домовом фонде производилась их правовая регистрация, заключающаяся в выявлении (на основании оформленных в установленном законом порядке документов) владельцев строений и пользователей участков и в установлении характера и объема права владения и пользования.

Инструкцией было установлено, что на основании собранных материалов при участии представителей городских жилищных управлений бюро инвентаризации производит проверку документов, подтверждающих право собственности на строения, а при их отсутствии - документов, косвенно подтверждающих указанное право (в том числе платежные документы об оплате земельной ренты и налога со строений, а также страховые полисы), и составляет письменные заключения, в том числе: о наличии данных, устанавливающих за отдельными гражданами право собственности на строение или право застройки; о фактах бездокументного владения строениями; о фактах самовольной застройки.

Заключения инвентаризационных бюро о праве владения строениями со всеми документами представляются на рассмотрение и утверждение исполкома, в том числе городского, Совета депутатов трудящихся, и на основании соответствующих решений этих исполкомов производится регистрация строений за их владельцами.

Согласно Инструкции, самовольно возведенные строения регистрации не подлежат.

Таким образом, ранее действующим законодательством было предусмотрено, что регистрация права собственности в городских поселениях осуществлялась, как правило, организациями технической инвентаризации (БТИ) которые являлись структурными подразделениями местных Советов и осуществляли описание зданий и сооружений для целей налогообложения и проверку соответствия строений требованиям градостроительных норм и правил.

При этом, как видно из технического паспорта с экспликацией, составленной <дата>, отметки о самовольности возведения веранд или иных строений отсутствуют (л.д. 14-20).

В связи с указанным, суд находит, что веранды А и Б были возведены предыдущем правообладателем на законном основании.

В 2000 году в результате пожара часть дома была уничтожена. Сохранилась часть жилого дома в виде строения, площадью 12,1 кв.м, и части стены, а также веранды.

Спорное строение состоит из части стены жилого дома , сохранившейся после пожара, что видно из экспликации технического паспорта (л.д. 30) и части веранды А, что также отмечено в описании строений технического паспорта (л.д. 22).

Стороны пытались поделить общую долевую собственность, оставшуюся после пожара.

Между Козловым Л.И. и Мороз В.В. были заключены соглашения от <дата> и от <дата> с различными вариантами раздела участка.

При этом <дата> осуществлена государственная регистрация права собственности Мороз В.В. на строение, площадью 12,1 кв.м, зарегистрированное как жилой дом по <адрес> () (л.д. 8 т.1).

В связи с недостижением согласия о способе раздела стороны обратились в суд.

Вступившим в законную силу решением Советского районного суда г. Владивостока от <дата> выделена принадлежащая Мороз В.В. ? доли в праве общей долевой собственности на жилой дом общей площадью 22,6 кв. м, расположенный по адресу <адрес>, в виде жилого строения общей площадью 12,1 кв. м (). Прекращено право общей долевой собственности Мороз В.В. и Козлова М.Л. на жилой дом общей площадью 22,6 кв. м по адресу: <адрес> (). Прекращено право Козлова М.Л. на ? долю в праве общей долевой собственности на жилой дом площадью 22,6 кв. м по адресу: <адрес> (). Признано право собственности Мороз В.В. на жилой дом общей площадью 12,1 кв. м (), расположенный по адресу: <адрес> (л.д. 73-80).

При этом, суд принял во внимание соглашение от <дата>, по условиям которого участники общей долевой собственности разделили принадлежащий им земельный участок общей площадью 857 кв.м по <адрес> с кадастровым номером <номер> «на два участка по существующему забору с добавлением к используемому Мороз В.В. земельному участку полосы шириной 1 м вокруг используемой Мороз В.В. половины домовладения (точки 5, А, Б, Г, Д, Е, Ж, И прилагаемого плана). Земельный участок площадью 428,5 кв.м передается Козлову Л.И., земельный участок площадью 408,5 кв.м передается Мороз В.В. Вместо находившейся в пользовании Козлова Л.И. половины домовладения, пришедшей в негодность в результате пожара в 2000г., Козлов Л.И. построит индивидуальный жилой дом на земельном участке, определенном п. 2 соглашения. Мороз В.В. оставляет за собой право собственности на используемую ей до настоящего времени половину домовладения с последующим ремонтом (реконструкцией)» (л.д. 13. 77).

В соответствии с соглашением Козловым М.Л. на используемой им части земельного участка по ул. Пирогова, 9, построен индивидуальный жилой дом, площадью 98,1 кв.м, <дата> осуществлена государственная регистрация права собственности Козлова М.Л. на него по <адрес> (литер Б).

Кроме того, как видно из соглашения о разделе земельного участка, часть стены жилого дома (), сохранившаяся после пожара, и соответственно части веранды А, расположены на земельном участке отошедшем Козлову М.Л.

Решения о сносе сохранившихся частей жилого строения стороны не принимали.

<дата> осуществлена государственная регистрация права собственности Козлова М.Л. на спорное строение, сохранившееся после пожара, зарегистрированное как здание-флигель, площадью 15,4 кв.м, расположенный по адресу <адрес> (л.д. 34).

В силу ч. 1 ст. 222 ГК РФ самовольной постройкой является здание, сооружение или другое строение, возведенные, созданные на земельном участке, не предоставленном в установленном порядке, или на земельном участке, разрешенное использование которого не допускает строительства на нем данного объекта, либо возведенные, созданные без получения на это необходимых разрешений или с нарушением градостроительных и строительных норм и правил.

Право собственности на здание-флигель зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним в упрощенном порядке (ч. 1 ст. 25.3 Федерального закона от <дата> N 122-ФЗ), то есть путем подачи декларации об объекте недвижимого имущества и документов, подтверждающих право на земельный участок.

Так, до <дата> действовала названная норма закона, согласно которой основаниями для государственной регистрации права собственности на создаваемый или созданный объект недвижимого имущества, если для строительства, реконструкции такого объекта недвижимого имущества в соответствии с законодательством Российской Федерации не требуется выдачи разрешения на строительство, а также для государственной регистрации права собственности гражданина на объект индивидуального жилищного строительства, создаваемый или созданный на земельном участке, предназначенном для индивидуального жилищного строительства, либо создаваемый или созданный на земельном участке, расположенном в границе населенного пункта и предназначенном для ведения личного подсобного хозяйства (на приусадебном земельном участке), являются:

- документы, подтверждающие факт создания такого объекта недвижимого имущества и содержащие его описание;

- правоустанавливающий документ на земельный участок, на котором расположен такой объект недвижимого имущества, в случае если право заявителя на этот земельный участок ранее не было зарегистрировано в установленном настоящим Федеральным законом порядке.

Согласно пункта 2 Приказа Минэкономразвития России от <дата> N 628 "Об утверждении формы декларации об объекте недвижимости и требований к ее подготовке" (действовавшего до <дата>) декларация о созданных объектах недвижимости составляется и заверяется правообладателем земельного участка, на котором находится такое здание, сооружение, объект незавершенного строительства.

Так, Козловым М.Л. в качестве правоустанавливающих документов на государственную регистрацию были предоставлены:

- договор дарения доли жилого дома и земельного участка от <дата> <номер>;

- акт приема-передачи доля жилого дома и земельного участка от <дата>;

- декларация об объекте недвижимого имущества от <дата>;

- решение Советского районного суда г. Владивостока от <дата> по делу № 2<номер>.

Как видно из технического паспорта, составленного по состоянию на <дата> (л.д. 21-33), на технический учет среди прочего были поставлены жилой дом площадью 12,1 кв.м. (), площадью застройки 15,2 кв.м., 1920 года постройки и сарай (Г2) площадью застройки 17,2 кв.м.

Как указано в техническом паспорте (л.д. 22), сарай ранее являлся частью веранды а1 и частью стены от жилого дома Литер А.

В кадастровом паспорте от <дата> на спорное строение указано, что строение 1959 года постройки расположено в границах земельного участка с кадастровым номером <номер> (л.д. 43-44).

Вступившим в законную силу решением Советского районного суда г. Владивостока от <дата> прекращено право общей долевой собственности Козлова М.Л. и Мороз В.В. на земельный участок, расположенный по адресу: <адрес>. В собственность Мороз В.В. и Козлова М.Л. выделены части земельного участка общей площадью по 428,5 кв.м., расположенного в границах точек, отраженных в резолютивной части решения суда (л.д. 9-12).

В настоящее время земельный участок площадью 857 кв.м с кадастровым номером <номер> разделен на два самостоятельных участка в равных площадях, при этом земельные участки сформированы судом таким образом, чтобы объекты недвижимости, принадлежащие каждой из сторон, расположены на соответствующем участке.

По настоящее время сведения об образованных земельных участков в ЕГРН не внесены.

Спорное строение расположено на земельном участке, отведенном Козлову М.Л., что не оспаривается сторонами.

При таких обстоятельствах, с учетом того, что спорное строение расположено на земельном участке, принадлежащем Козлову М.Л., является необоснованным довод истца о том, что регистрация спорного строения за ответчиком в упрощенном порядке незаконна.

Кроме того, истец Мороз В.В. не является лицом, к правомочиям которого относится надзор за законностью возведения самовольного строения.

Так, согласно ст. 16 ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» и п. 26 ст. 5 Устава г. Владивостока, право осуществления земельного контроля за использованием земель г. Владивостока предоставлено администрации г. Владивостока.

Выявление самовольно занятых земельных участков и самовольных построек является одной из форм реализации муниципального земельного контроля.

В силу ст. 45, 46 ГПК РФ в случаях, предусмотренных законом, прокурор, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц.

Истец к таким лицам не относится.

В связи с чем, довод истца о том, что спорное строение возведено без разрешительных документов, суд не принимает во внимание.

В силу ч. 2 ст. 209 ГК РФ собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц

Суд принимает во внимание, что стороны ранее согласовали между собой то, что их объекты будут располагаться на том же расстоянии, на котором объекты находятся и по настоящее время. Их договоренность об этом была учтена при вынесении решения суда о разделе дома в натуре и при вынесении решения суда о разделе земельного участка.

У суда не имеется оснований согласиться с мнением истца о признании постройки самовольной в связи с несоблюдением градостроительных норм и правил.

В Обзоре судебной практики по делам, связанным с самовольным строительством, утвержденном постановлением Президиума ВС РФ <дата>, отмечается, что наличие допущенных при возведении самовольной постройки нарушений градостроительных и строительных норм и правил является основанием для отказа в удовлетворении иска о признании права собственности на самовольную постройку либо основанием для удовлетворения требования о ее сносе при установлении существенности и неустранимости указанных нарушений.

Делая вывод о существенности допущенных нарушений, суд должен учесть, на сколько ответчиком соблюдены положения статьи 1 (принцип добросовестности) и статьи 10 (злоупотребление правом) ГК РФ.

Судом установлено, что спорное строение ответчика являлось ранее частью одного дома, разрушенного результате пожара, возведенного в 1959 году. В настоящее время спорное строение находится на земельном участке, отведенном Козлову М.Л., возведено из сохранившейся части стены жилого дома Литер А., и части веранды А (л.д. 22, 30). До раздела земельного участка, являясь сособственниками дома, стороны не принимали решения о сносе сохранившихся частей жилого строения. Право собственности на спорное строение зарегистрировано в упрощенном порядке, для чего не требуется предоставление разрешительных документов на строительство.

При таких обстоятельствах, заявленные права истца не соответствуют требованиям добросовестности, разумности и справедливости, предусмотренным ч. 2 ст. 6 ГК РФ.

В случае несоблюдения требований пожарной безопасности в связи с несоблюдения отступов от строений друг друга, сторонам необходимо изыскивать иные способы обеспечения пожарной безопасности своих строений (например, выполнить противопожарную преграду - брандмауэр, согласно п.5.12 СНиП 21-01-97* «Пожарная безопасность зданий и сооружений», перед выполнением которой должен быть разработан ее проект проектной организацией в соответствии с СНиП 21-01-97*).

Вместе с тем, документа подтверждающего несоблюдения таких требований истцом суду не представлено.

Кроме того, решением Советского районного суда г.Владивостока от <дата> (дело № 2-1406/17) отказано в иске Козлова М.Л. к Мороз В.В. об обязании снести одноэтажное строение самовольно возведенное на месте строения, площадью 12,1 кв.м, зарегистрированного как жилой дом по ул. Пирогова, 9 (литер А.). Решение не вступило в законную силу, на него подана апелляционная жалоба.

Поскольку суд не согласился с требованием о признании строения самовольным, не имеется оснований для возложения обязанности снести строение и прекратить право собственности на него.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ

В удовлетворении исковых требований Мороз Валентины Васильевны к Козлову Максиму Леонидовичу о признании самовольной постройкой, об обязании снести строение, о прекращении права собственности на строение отказать.

Решение может быть обжаловано в Приморский краевой суд через Советский районный суд г. Владивостока в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Решения суда вступают в законную силу по истечении срока на апелляционное обжалование, если они не были обжалованы.

Мотивированное решение изготовлено 27 ноября 2017 года.

    

Судья                                 Е.И. Чернянская


 

Решения судов в категории "Споры, связанные с землепользованием -&amp;gt; Споры, связанные с самовольной постройкой"

Решение суда о признании права собственности на жилой дом и земельный участок

Родионов С.А. обратился с исковым заявлением к МРИ ФНС № 5 по ЯО, Департаменту архитектуры и земельных отношений мэрии г. Ярославля о признании права собственности на жилой дом и земельный участок, указывая, что на основании свидетельства о праве ...

Решение суда о выделе доли в праве общей долевой собственности на жилой дом

Куняков Д.В. обратился в суд с указанным иском. В обоснование сослался на то, что является сыном ФИО, умершей дд.мм.гггг, единственным наследником первой очереди к ее имуществу, принявшим наследство путем подачи нотариусу в установленный законом с...




© 2018 sud-praktika.ru
Рейтинг@Mail.ru