Решение суда о признании права собственности № 2-3335/2017

7

Дело № 2-3335/2017

РЕШЕНИЕ

И М Е Н Е М Р О С С И Й С К О Й Ф Е Д Е Р А Ц И И

Заводский районный суд города Кемерово

в составе: председательствующего- судьи Бобрышевой Н.В.

при секретаре- Юргель Е.Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Кемерово

15 ноября 2017 года

гражданское дело по иску Егоровой Марии Григорьевны к Самойловой Анне Петровне, администрации города Кемерово о признании права собственности,

УСТАНОВИЛ:

Истец Егорова М.Г. обратилась в суд с иском к Самойловой А.П., администрации города Кемерово о признании права собственности.

Свои требования обосновывает тем, что на основании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ она является собственником 1/2 доли жилого дома, общей площадью 57,8 м2, в том числе- жилой площадью- 38,2 м2, расположенного в <адрес>. Другая 1/2 доля принадлежит на праве личной собственности Самойловой А.П. Фактически до 1980 года дом был двухквартирным, с отдельными входами, печным отоплением. Земельный участок, на котором расположен жилой дом, был предоставлен в бессрочное пользование ФИО5 на основании договора от ДД.ММ.ГГГГ.

Примерно в 1963 году Самойлова А.П. с семьей выехала из дома, а при ее обращении в администрацию города, ей было разрешено занять также вторую половину жилого дома, однако, никаких договоров с нею заключено не было. Таким образом, после выезда Самойловой А.П. она более 18 лет непрерывно, открыто и добросовестно владеет половиной дома, принадлежащей Самойловой А.П., а также земельным участком, производит ремонт дома, пользуется хозяйственными постройками. Ее владение жилым домом никем до настоящего момента не оспаривается, требований о выселении никем не предъявлялось, вселяться в указанную часть дома никто также не желал.

За время пользования жилым домом она самовольно произвела реконструкцию жилого дома: объединила две половины дома в одну, сделала пристрой, залила новый фундамент, перекрыла крышу, ввиду чего параметры дома изменились.

Согласно заключению специалиста, жилой дом в перестроенном виде соответствует строительным и санитарным нормам и правилам, не создает угрозу жизни и здоровью граждан, не нарушает права и законные интересы других лиц, жилой дом расположен на отведенном для этих целей земельном участке, разрешенное использование земельного участка допускает размещение на нем объекта индивидуального жилищного строительства. Однако, ей отказано в выдаче разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, поскольку строение имеет признаки самовольного.

На основании изложенного, просит признать за нею право собственности на жилой дом, общей площадью 57,8 м2, в том числе жилой площадью 38,9 м2, расположенный в <адрес>

Определением Заводского районного суда города Кемерово от ДД.ММ.ГГГГ принято увеличение предмета исковых требований, согласно которому истец Егорова М.Г. просит признать за нею право собственности на жилой дом, общей площадью 57,8 м2, в том числе жилой площадью 38,9 м2, расположенный в городе Кемерово по <адрес>, а право собственности Самойловой А.П. на 1/2 долю жилого дома, расположенного в городе Кемерово по <адрес>, прекратить (л.д. 114).

Истец Егорова М.Г. о времени и месте слушания дела извещена, в судебное заседание не явилась, согласно заявлению просит рассмотреть дело в ее отсутствие (л.д. 141).

Ранее в судебном заседании представители истца Егоровой М.Г.- Кузнецова К.К. и Корчагина Н.М., действующие на основании нотариально удостоверенной доверенности от ДД.ММ.ГГГГ, реестровый номер № (л.д. 6, 7), исковые требования поддержали в полном объеме, пояснили об обстоятельствах, указанных в исковом заявлении.

Ответчик Самойлова А.П. о времени и месте слушания дела извещалась по последнему известному месту жительства в <адрес>, почтовые отправления возвращены в адрес суда с отметкой «истек срок хранения», иное место жительства либо место регистрации ответчика, несмотря на запросы суда, не установлено.

Ответчик администрация города Кемерово о времени и месте слушания дела извещен, представитель в судебное заседание не явился, согласно заявлению просит рассмотреть дело в свое отсутствие (л.д. 95).

Ранее в судебном заседании представители ответчика администрации города Кемерово Азовцева И.В., действующая на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ № (л.д.46), Кочкина О.А., действующая на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ № (л.д.92) исковые требования не признали, просили в их удовлетворении отказать.

Привлеченное к участию в деле в качестве третьего лица КУМИ города Кемерово, о времени и месте слушания дела извещено, представитель в судебное заседание не явился, имеется ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие представителя (л.д. 53, 54, 61).

При таких обстоятельствах, исходя из задач судопроизводства, принципа правовой определенности, общего правила, закрепленного в ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд расценивает неявку указанных лиц, как их волеизъявление, свидетельствующее об отказе от реализации своих прав на непосредственное участие в судебном разбирательстве дела и использования иных процессуальных прав, и считает, что их неявка не является препятствием для рассмотрения дела по существу, в связи с чем, суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Изучив письменные материалы дела, суд приходит к следующему.

Статьей 35 Конституции Российской Федерации провозглашено, что право частной собственности охраняется законом. Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.

Согласно п. 1 ст. 234 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо-гражданин или юридическое лицо,- не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

Течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со статьями 301 и 305 настоящего Кодекса, начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям (п. 4 ст. 234 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности; давностное владение признается открытым, если лицо не скрывает факта нахождения имущества в его владении. Не наступает перерыв давностного владения в том случае, если новый владелец имущества является сингулярным или универсальным правопреемником предыдущего владельца; владение имуществом как своим собственным означает владение не по договору. По этой причине ст. 234 Гражданского кодекса Российской Федерации не подлежит применению в случаях, когда владение имуществом осуществляется на основании договорных обязательств (аренды, хранения, безвозмездного пользования и т.п.).

По смыслу ст.ст. 225, 234 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу, а также на бесхозяйное имущество (абз. 1 п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»).

Согласно абз. 1 п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» возможность обращения в суд с иском о признании права собственности в силу приобретательной давности вытекает из ст.ст. 11 и 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым защита гражданских прав осуществляется судами путем признания права. Поэтому лицо, считающее, что стало собственником имущества в силу приобретательной давности, вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности.

В судебном заседании из пояснений представителей истца, представителей ответчика администрации <адрес>, материалов инвентарного дела № на жилой <адрес> (170) по <адрес> (л.д. 65-85) установлено, что жилой дом, расположенный по адресу: <адрес>, ранее числился, как земельный участок № кварт № в <адрес> Первичная инвентаризация строения произведена в 1929 году: жилой дом состоял из одной комнаты с размерами 4,0 м х 5,0 м (по наружному обмеру имел площадь 20,0 м2, по внутреннему- 17,7 м2).

В 1949 году согласно договору на сдачу по праву застройки частным лицам свободных от застройки участков от ДД.ММ.ГГГГ № (л.д. 11-14, 82-84) ФИО5 для строительства дома рубленного размером 4,0 м х 5,0 м (по праву застройки) в бессрочное пользование предоставлен земельный участок № кварт. 98, <адрес>, площадью 650 м2.

Первичная регистрация указанного домовладения по праву личной собственности произведена за ФИО10 на основании договора купли от ДД.ММ.ГГГГ № с ФИО5 (л.д.123).

Анализируя сведения договоров в отношении недвижимого имущества, суд приходит к выводу о том, что на предоставленном для целей строительства земельном участке, расположенном по <адрес>, в период с 1949 года по 1954 год была произведена перестройка имеющегося жилого дома, площадью 20,0 м2, путем производства ФИО10 незаконного (самовольного) пристроя к нему, площадью 18,3 м2, в результате чего общая площадь дома увеличилась по внешнему обмеру до 38,3 м2, дом был разделен им на половины, площадями, соответственно, 20 м2 и 18,3 м2, сделаны отдельные входы, печное отопление.

Затем, Бюро технической инвентаризации произведена регистрация дома по праву личной собственности (1/2 доля) за ФИО11 на основании договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ № с ФИО10 (л.д.124).

В соответствие с договором купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ №, ФИО11 произвел отчуждение истцу Егоровой М.Г. 1/2 доли домовладения, состоящего из одного жилого дома, площадью 38,3 м2, со служебными постройками, расположенные в городе Кемерово по <адрес>, на земельном участке, площадью 601 м2.

Как поясняли представители истца Егоровой М.Г. и усматривается из технических планов строения, истец с семьей проживала в жилом доме, расположенном в <адрес> (170), с марта 1961 года. Жилой дом, собственником 1/2 доли которого являлась истец, представлял собой строение, состоящее из двух изолированных помещений- частей, имеющее отдельные входы и индивидуальное печное отопление для каждой из частей. То есть помещения представляли собой функционально-независимые строения, объединенные несущей стеной и общей крышей. Егорова М.Г. проживала с семьей в строении площадью 20,0 м2.

Собственник второй 1/2 доли домовладения площадью 18,3 м2 ФИО10 в процессе владения домом, в период с марта 1961 года по декабрь 1966 года произвел реконструкцию своей части строения, в результате которой его площадь увеличилась с 18,3 м2 до 39,8 м2 (размер 6,40 м х 6,23 м), сведений о вводе в эксплуатацию данного строения не имеется.

ДД.ММ.ГГГГ 1/2 доли жилого дома, расположенного в <адрес> зарегистрировано за Самойловой А.П. на основании договора купли от ДД.ММ.ГГГГ № с ФИО10 (л.д.125). Из заключения (л.д. 77) установлено, что домовладение состоит из жилого бревенчатого дома 4,0 м х 5,0 м, пристроя тесанного незаконного 6,4 м х 6,23 м, жилой площадью 23,7 м2, не плановых и плановых жилых площадей, площадью 11,0 м2, всего 4 комнаты, на земельном участке площадью 654 м2, фактически площадью 736 м2.

Таким образом, последними собственниками жилого дома, расположенного по <адрес> (ранее- №№, №) <адрес>, являлись: истец Егорова М.Г. (1/2 доля домовладения, составляющая площадь 20,0 м2) и ответчик Самойлова А.П. (1/2 доля домовладения, составляющая площадь 39,8 м2).

Из пояснений свидетеля ФИО12 установлено, что он является сыном ФИО1, проживает с нею по <адрес>. На указанное домовладение за матерью зарегистрировано право собственности в размере 1/2 доли на основании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ. Собственником второй половины жилого дома была Самойлова А.П., которая примерно в 1972 году получила квартиру и выехала из него с семьей. С указанного времени в половине Самойловой А.П. никто не проживал, и с течением времени данное строение стало разрушаться. Егорова М.Г. обращалась в администрацию города с данным вопросом, на что ей дали разрешение использовать освобожденную Самойловой А.П. часть дома, но никаких документов на это с нею не оформляли. В процессе использования дома и в связи с разрушением его части, принадлежащего Самойловой А.П., Егорова М.Г. за счет собственных средств произвела реконструкцию жилого дома: стены пустующей части дома снесены и выстроены заново на фундаменте, перекрыта крыша, снесена разделяющая половины дома перегородка и одна печь, произведен пристрой сеней. За время пользования жилым домом третьи лица своих прав на него к Егоровой М.Г. не предъявляли, вселиться не пытались, администрация города Кемерово также никаких предписаний не выносила. С ДД.ММ.ГГГГ года Егорова М.Г. несла все расходы по содержанию всего жилого дома, пользовалась земельным участком.

Свидетель ФИО13 пояснял, что является соседом Егоровой М.Г., проживает с рождения, с ДД.ММ.ГГГГ года, в <адрес> Помнит, что ранее принадлежащий Егоровой М.Г. жилой дом, расположенный в <адрес>, был на двух владельцев. После выезда жильцов второй половины дома, всем домом стала пользоваться Егорова М.Г., пользуется до настоящего времени. Споров о пользования Егоровой М.Г. всем жилым домом не имеется.

Свидетель ФИО14 пояснял, что знаком с семьей Егоровых с 1961 года, которые приобрели 1/2 часть жилого дома, расположенного по <адрес>, в другой половине дома проживала Самойлова А.П. с семьей. В начале 1970-х Самойловы выехали из жилого дома, их половина дома пустовала, в связи с чем, Егоровы стали пользовать всем жилым домом и земельным участком, осуществили ремонт всего дома, убрали разделяющую перегородку внутри дома, залили фундамент, заменили внешнюю стену, перекрыли крышу, пристроили сени. Споров между Егоровыми и третьими лицами по поводу пользования всем жилым домом никогда не было.

По смыслу указанных выше положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации закон допускает признание права собственности в силу приобретательной давности не только на бесхозяйное имущество, но также и на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу.

Анализируя добытые в ходе судебного разбирательства доказательства, суд приходит к выводу о том, что жилое помещение в виде 1/2 доли домовладения, расположенного в <адрес> с начала 1970-х годов, после выезда из него Самойловой А.П., являлось бесхозяйным имуществом, что само по себе не является препятствием для применения ст. 234 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Также этот факт не может свидетельствовать о недобросовестном владении истцом спорной 1/2 долей в жилом доме, поскольку Егорова М.Г. владеет ею как один из сособственников недвижимого имущества- жилого дома, которое по данным регистрации является единым объектом права.

Наличие у имущества титульного собственника и осведомленность об этом давностного владельца, равно как и его осведомленность об отсутствии у него самого какого-либо основания владения (титула) в отношении указанного имущества, по смыслу приведенных выше положений, закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации само по себе не является препятствием для приобретения права собственности по основанию, предусмотренному ст. 234 Гражданского кодекса Российской Федерации при соблюдении указанных в ней условий.

В противном случае в силу публичности государственного реестра прав (абз. 2 п. 1 ст. 8.1 Гражданского кодекса Российской Федерации), применение положений закона о приобретательной давности фактически исключалось бы в отношении недвижимого имущества, что противоречило бы смыслу и содержанию этих правовых предписаний.

Также из приведенных выше положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что для приобретения права собственности в силу приобретательной давности не требуется в качестве обязательного условия наличие какого-либо формально определенного отказа титульного собственника от этого имущества, либо предварительного прекращения его права собственности.

(Такая правовая позиция относительно споров о приобретении права собственности в силу приобретательной давности неоднократно излагалась Верховным Судом Российской Федерации в Определениях от ДД.ММ.ГГГГ №; от ДД.ММ.ГГГГ № от ДД.ММ.ГГГГ № от ДД.ММ.ГГГГ № от ДД.ММ.ГГГГ №).

В соответствии с п. 3 ст. 218 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях и в порядке, которые предусмотрены данным Кодексом, лицо может приобрести право собственности на имущество, не имеющее собственника, на имущество, собственник которого неизвестен, либо на имущество, от которого собственник отказался или на которое он утратил право собственности по иным основаниям, предусмотренным законом.

Согласно п.п. 1, 3 ст. 225 Гражданского кодекса Российской Федерации бесхозяйной является вещь, которая не имеет собственника или собственник которой неизвестен либо, если иное не предусмотрено законами, от права собственности на которую собственник отказался. Бесхозяйная недвижимая вещь, не признанная по решению суда поступившей в муниципальную собственность, может быть вновь принята во владение, пользование и распоряжение оставившим ее собственником либо приобретена в собственность в силу приобретательной давности.

Норма аналогичного содержания была предусмотрена ст. 143 Гражданского кодекса РСФСР, 1964 года (действующая на момент отказа собственника от имущественных прав на долю в жилом доме), согласно которой имущество, которое не имеет собственника или собственник которого неизвестен (бесхозяйное имущество), поступает в собственность государства по решению суда, вынесенному по заявлению финансового органа. Заявление подается по истечении одного года со дня принятия имущества на учет.

В силу ст. 236 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин или юридическое лицо может отказаться от права собственности на принадлежащее ему имущество, объявив об этом либо совершив другие действия, определенно свидетельствующие о его устранении от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество.

Из содержания указанных норм и акта их толкования следует, что действующее законодательство, предусматривая возможность прекращения права собственности на то или иное имущество путем совершения собственником действий, свидетельствующих о его отказе от принадлежащего ему права собственности, допускает возможность приобретения права собственности на это же имущество иным лицом в силу приобретательной давности. При этом к действиям, свидетельствующим об отказе собственника от права собственности, может быть отнесено, в том числе- устранение собственника от владения и пользования принадлежащим ему имуществом, непринятие мер по содержанию данного имущества.

Как установлено судом, в начале 1970-х годов собственник спорной 1/2 доли жилого дома- Самойлова А.П. с семьей выехала из принадлежащего ей помещения. С момента выезда Самойловой А.П. в ее части жилого дома никто не проживал, вследствие чего нежилая часть дома подверглась разрушению.

При этом, согласно ст. 118 Гражданского кодекса РСФСР, 1964 года, Самойлова А.П. как участник общей долевой собственности была обязана соразмерно со своей долей участвовать в уплате налогов, сборов и иных платежей по общему имуществу, а также в издержках по его содержанию и сохранению. За бесхозяйственное содержание дома статья 141 Гражданского кодекса РСФСР предусматривала наложение на собственника, допустившего его разрушение, определенных санкций, в том числе в виде безвозмездного изъятия бесхозяйственно содержимого дома.

Егорова М.Г. обращалась в администрацию <адрес> по вопросу разрушения дома вследствие отсутствия собственника- Самойловой А.П., однако, в материалах дела не имеется сведения о том, что данное имущество, начиная с 1972 года, учтено как бесхозяйное имущество, и по правилам ст. 143 Гражданского кодекса РСФСР либо ст. 225 Гражданского кодекса Российской Федерации на основании решения суда поступило в собственность государства (муниципального образования).

Таким образом, ответчик- администрация города Кемерово какие-либо действия по владению и пользованию спорным имуществом на протяжении более сорока лет не осуществлял, бремя его содержания не нес, что в ходе судебного разбирательства не опровергли представители администрации. Самойлова А.П., в свою очередь, выехав из жилого помещения, устранилась от его владения, расходов на содержание имущества не несла, иным способом не реализовала свои имущественные права, что свидетельствует о том, что фактически Самойлова А.П., а впоследствии- муниципальное образование отказались от своих прав на спорное имущество.

Материалами дела и пояснениями допрошенных лиц подтверждается, что Егорова М.Г. с 1972 года по настоящее время, добросовестно открыто и непрерывно пользуется и владеет спорной 1/2 долей жилого дома, длительное время несет бремя содержания жилого дома, оплачивает необходимые налоги и сборы. Данные о том, что Самойлова А.П. либо администрация города Кемерово оспаривали законность владения истцом всем жилым домом, в материалах дела отсутствуют.

За все время владения истцом спорным жилым домом Самойлова А.П. в нем не проживала. Данных о ее месте жительства либо нахождения суду представлено не было. Какое-либо иное лицо не предъявляло своих прав в отношении жилого дома и не проявляло к нему интереса. Егорова М.Г. владела жилым домом и несла бремя содержания недвижимого имущества с 1972 года, то есть более 45 лет, в течение которых местный орган исполнительной власти либо иное лицо в установленном законом порядке могли поставить вопрос о законности владения, однако, таких требований не предъявлялось до обращения истца в суд с данным иском.

При таких обстоятельствах имеются предусмотренные ст. 234 Гражданского кодекса Российской Федерации основания для признания за Егоровой М.Г. права собственности на спорную 1/2 долю жилого дома, расположенного в <адрес>, в силу приобретательной давности.

Согласно п. 1 ст. 235 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

Поскольку в судебном заседании установлено, что собственник 1/2 доли жилого дома, расположенного в городе <адрес>,- Самойлова А.П. отказалась от своих прав на данное имущество, суд приходит к выводу о необходимости прекращения ее права собственности в отношении данного объекта недвижимости.

Доводы представителей ответчика администрации города Кемерово о том, что не подлежит признанию за Егоровой М.Г. право собственности как давностным владельцем на самовольную постройку, суд считает несостоятельными ввиду следующего.

Истец просила признать за нею право собственности исходя из давности владения на 1/2 долю жилого дома, зарегистрированную за Самойловой А.П.

После регистрации имущества Самойлова А.П. и Егорова М.Г. приобрели жилой дом в общую долевую собственность (по 1/2 доли каждая), Егорова М.Г. пользовалась помещением площадью 20,0 м2, а Самойлова А.П.- помещением площадью 18,3 м2, что соответствует положениям ст.ст. 116, 117, 124 Гражданского кодекса РСФСР, ст.ст. 244, 247 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Такой порядок пользования сложился между долевыми собственниками до приобретения Самойловой А.П. 1/2 доли жилого дома у ФИО21

Выдел 1/2 доли жилого дома в натуре (ст.ст. 121, 123 Гражданского кодекса РСФСР, ст. 252 Гражданского кодекса Российской Федерации) не производился.

Самовольным строением спорная доля жилого дома не являлась и потому, что возведена на земельном участке, предоставленном ФИО5 для целей строительства в бессрочное пользование. Жилой дом, являющийся предметом сделок купли-продажи, был возведен на земельном участке, отведенном для целей индивидуального строительства и с соблюдением градостроительных норм и правил.

В соответствии с ч. 3 ст. 20 Земельного кодекса Российской Федерации право постоянного (бессрочного) пользования находящимися в государственной или муниципальной собственности земельными участками, возникшее у граждан или юридических лиц до введения в действие настоящего Кодекса, сохраняется.

В силу п. 12 ст. 3 Федерального закона от 25 октября 2001 года № 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» предоставленное землепользователям до введения в действие Земельного кодекса РФ право постоянного (бессрочного) пользования земельными участками соответствует предусмотренному Земельным кодексом РФ праву постоянного (бессрочного) пользования земельными участками. При этом граждане могут выступать также субъектами «правопреемства» по праву постоянного (бессрочного) пользования.

Принятие решений о предоставлении таких земельных участков в собственность граждан не требуется.

Заключение БТИ от 19 декабря 1966 года подтверждает регистрацию права личной собственности на 1/2 долю за Самойловой А.П., произведенную в установленном законом порядке, в соответствии с Инструкцией «О порядке регистрации строений в городах, рабочих, дачных и курортных поселках РСФСР», утвержденной Народным Комиссариатом коммунального хозяйства РСФСР от 25 декабря 1945 года, что исключает самовольность строения.

Истец Егорова М.Г. просит признать за нею право собственности на жилой дом, общей площадью 57,8 м2, в том числе жилой- 38,9 м2, расположенный в <адрес>

В обоснование своих доводов о характеристиках жилого дома, истец указывает, что в период владения домом она произвела соответствующие работы, вследствие которых площадь жилого дома изменилась.

Согласно п.п. 1 и 2 ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

В соответствии со ст. 263 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник земельного участка: может возводить на нем здания и сооружения, осуществлять их перестройку или снос, разрешать строительство на своем участке другим лицам. Эти права осуществляются при условии соблюдения градостроительных и строительных норм и правил, а также требований о целевом назначении земельного участка (п. 2 ст. 260 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Действующее земельное законодательство (ст.ст. 15, 20-24 Земельного кодекса Российской Федерации) регламентирует возможность владения и пользования земельными участками на праве собственности, на праве аренды, на праве постоянного (бессрочного) пользования, на праве пожизненного наследуемого владения, на праве безвозмездного срочного пользования и на праве ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут).

По смыслу норм, содержащихся в ст.ст. 40-41 Земельного кодекса Российской Федерации пользователь земельного участка вправе возводить на нем жилые, производственные, культурно-бытовые и иные здания, строения, сооружения в соответствии с целевым назначением земельного участка и его разрешенным использованием с соблюдением требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов.

Как следует из положений п.п. 1 и 3 ст. 222 Гражданского кодекса Российской Федерации самовольной постройкой является здание, сооружение или другое строение, возведенные, созданные на земельном участке, не предоставленном в установленном порядке, или на земельном участке, разрешенное использование которого не допускает строительства на нем данного объекта, либо возведенные, созданные без получения на это необходимых разрешений или с нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, на котором создана постройка, при одновременном соблюдении следующих условий: если в отношении земельного участка лицо, осуществившее постройку, имеет права, допускающие строительство на нем данного объекта; если на день обращения в суд постройка соответствует параметрам, установленным документацией по планировке территории, правилами землепользования и застройки или обязательными требованиями к параметрам постройки, содержащимися в иных документах; если сохранение постройки не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 года № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», рассматривая иски о признании права собственности на самовольную постройку, суд устанавливает, допущены ли при ее возведении существенные нарушения градостроительных и строительных норм и правил, создает ли такая постройка угрозу жизни и здоровью граждан.

Отсутствие разрешения на строительство само по себе не может служить основанием для отказа в иске о признании права собственности на самовольную постройку. В то же время суду необходимо установить, предпринимало ли лицо, создавшее самовольную постройку, надлежащие меры к ее легализации, в частности к получению разрешения на строительство или акта ввода объекта в эксплуатацию, а также правомерно ли отказал уполномоченный орган в выдаче такого разрешения или акта ввода объекта в эксплуатацию.

Если иное не установлено законом, иск о признании права собственности на самовольную постройку подлежит удовлетворению при установлении судом того, что единственными признаками самовольной постройки являются отсутствие разрешения на строительство или отсутствие акта ввода объекта в эксплуатацию, к получению которых лицо, создавшее самовольную постройку, предпринимало меры. В этом случае суд должен также установить, не нарушает ли сохранение самовольной постройки права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает ли угрозу жизни и здоровью граждан.

Суд учитывает также, что пристройка к жилому дому не является самостоятельным объектом недвижимого имущества. В случае возведения пристройки к уже существующему жилому дому, зарегистрированному на праве собственности за гражданином, следует учитывать, что первоначальный объект права собственности при этом изменяется, а самовольная пристройка не является самостоятельным объектом права собственности.

При возведении жилой пристройки увеличивается общая площадь всего жилого дома, следовательно, изменяется объект права собственности, который отличается от первоначального размерами, планировкой и площадью. Новым объектом собственности является жилой дом, включающий самовольно возведенные части.

Таким образом, при изменении первоначального объекта в связи с самовольной пристройкой к нему дополнительных помещений право собственника может быть защищено путем признания этого права в целом на объект собственности в реконструированном виде с указанием изменившейся площади.

Понятие реконструкции дано в п. 14 ст. 1 Градостроительного кодекса Российской Федерации. Согласно указанной норме под реконструкцией понимается изменение параметров объекта капитального строительства, его частей (высоты, количества этажей, площади, объема), в том числе надстройка, перестройка, расширение объекта капитального строительства, а также замена и (или) восстановление несущих строительных конструкций объекта капитального строительства, за исключением замены отдельных элементов таких конструкций на аналогичные или иные улучшающие показатели таких конструкций элементы и (или) восстановления указанных элементов.

Реконструкция объектов капитального строительства осуществляется в порядке, установленном Градостроительным кодексом Российской Федерации, тогда как возможность перепланировки и переустройства жилого помещения предусмотрена Жилищным кодексом Российской Федерации.

Положения ст. 222 Гражданского кодекса Российской Федерации распространяются на самовольную реконструкцию недвижимого имущества, в результате которой возник новый объект (п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 года № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»), однако не применяются в случае перепланировки, переустройства (переоборудования) жилого помещения.

Перепланировка жилого помещения представляет собой изменение его конфигурации, требующее внесения изменения в технический паспорт жилого помещения (ч. 2 ст. 25 Жилищного кодекса Российской Федерации). Перепланировка жилых помещений может включать перенос и разборку перегородок, перенос и устройство дверных проемов, разукрупнение или укрупнение многокомнатных квартир, устройство дополнительных кухонь и санузлов, расширение жилой площади за счет вспомогательных помещений, ликвидацию темных кухонь и входов в кухни через квартиры или жилые помещения, устройство или переоборудование существующих тамбуров (абз. 3 п. 1.7.1 Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденных постановлением Госстроя России от 27 сентября 2003 года № 170).

Переустройство жилого помещения представляет собой установку, замену или перенос инженерных сетей, санитарно-технического, электрического или другого оборудования, требующие внесения изменений в технический паспорт жилого помещения (ч. 1 ст. 25 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Переоборудование жилых помещений может включать в себя установку бытовых электроплит взамен газовых плит или кухонных очагов, перенос нагревательных сантехнических и газовых приборов, устройство вновь и переоборудование существующих туалетов, ванных комнат, прокладку новых или замену существующих подводящих и отводящих трубопроводов, электрических сетей и устройств для установки душевых кабин, джакузи, стиральных машин повышенной мощности и других сантехнических и бытовых приборов нового поколения (абз. 2 п. 1.7.1 Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда утвержденных постановлением Государственного комитета Российской Федерации по строительству и жилищно-коммунальному комплексу от 27 сентября 2003 года № 170).

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 59 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 года № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» если иное не предусмотрено законом, иск о признании права подлежит удовлетворению в случае представления истцом доказательств возникновения у него соответствующего права. Иски о признании права, заявленные лицами, права и сделки которых в отношении спорного имущества никогда не были зарегистрированы, могут быть удовлетворены в тех случаях, когда права на спорное имущество возникли до вступления в силу Закона о регистрации и не регистрировались в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 6 названного Закона либо возникли независимо от их регистрации в соответствии с пунктом 2 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В судебном заседании установлено, что истец Егорова М.Г. приобрела право собственности на 1/2 долю домовладения, состоящего из одного жилого дома, площадью 38,3 м2, со служебными постройками, расположенного в <адрес> (впоследствии- №), на земельном участке, площадью 601 м2, на основании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 9).

Согласно техническому паспорту от ДД.ММ.ГГГГ жилой дом, расположенный в <адрес>, по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ состоял из основного строения площадью 40,0 м2, пристроя площадью 6,0 м2, сеней 8,4 м2 (л.д. 96, 97), собственником 1/2 доли указана Егорова М.Г.

Из технического паспорта указанного жилого дома, погашенного ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 74-77), следует, что общая полезная площадь жилого дома составляет 51,2 м2, в том числе жилая- 38,9 м2, собственником 1/2 доли является Егорова М.Г.

В соответствие с техническим паспортом Индивидуального жилого дома, расположенного в городе Кемерово по <адрес>, инвентарный №, по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ жилой дом состоит из индивидуального жилого дома, 1929 года застройки, общей площадью 39,5 м2, в том числе жилой- 20,6 м2, и пристроя общей и жилой площадью 18,3 м2, таким образом, общая площадь жилого дома составляет 57,8 м2, в том числе жилая- 38,9 м2 (л.д. 98-106), собственником является Егорова М.Г. (1/2 доля).

Согласно информационному сообщению Управления архитектуры и градостроительства администрации <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ № жилое помещение, расположенное в городе Кемерово по <адрес>, в соответствии с Правилами землепользования и застройки в городе Кемерово, утвержденными постановлением Кемеровского городского Совета народных депутатов от ДД.ММ.ГГГГ № (в редакции от ДД.ММ.ГГГГ), земельный участок с жилым и нежилыми строениями располагаются в территориальной зоне Ж3- зоне малоэтажной застройки, использование земельного участка и объекта недвижимости соответствует градостроительным регламентам территориальной зоны. Жилое строение реконструировано, имеет общую площадь 57,8 м2, жилую- 38,9 м2, требования СП 30-102-99 «Панировка и застройка территорий малоэтажного строительства», п.п. 2.10, 2.12 местных нормативов градостроительного проектирования на территории города. Кемерово, утвержденных постановлением Кемеровского городского Совета народных депутатов четвертого созыва от ДД.ММ.ГГГГ № не нарушает, документы на право собственности на земельный участок отсутствуют, в связи с чем, на основании п. 1 ч. 6 ст. 55 Градостроительного кодекса Российской Федерации (отсутствие документов, указанных в части 3 настоящей статьи) истцу отказано в выдаче разрешения на ввод объекта в эксплуатацию (л.д. 21, 22).

Отсутствие нарушений градостроительных регламентов и строительных норм при перестройке жилого дома подтверждено также техническим заключением о техническом состоянии строительных конструкций индивидуального жилого дома <данные изъяты> с пристроем <данные изъяты> расположенного в <адрес>, которым по результатам проведенного обследования указанного жилого дома установлено, что строительные конструкции жилого дома с пристроем и сенями в целом, находятся в работоспособном техническом состоянии, а значит, здание жилого дома <данные изъяты> с пристроем <данные изъяты> и сенями <данные изъяты> можно продолжать использовать по функциональному назначению, то есть в качестве жилого дома без угрозы жизни и здоровью нахождения в нем людей, при этом не затрагиваются характеристики надежности и безопасности, не нарушаются права третьих лиц и не превышаются предельные параметры разрешенного строительства, реконструкции, установленные градостроительным регламентом (л.д. 24-37).

Экспертным санитарно-эпидемиологическим заключением о соответствии условий проживания населения в жилом доме требованиям санитарных правил и гигиенических нормативов от ДД.ММ.ГГГГ подтверждено, что жилой дом, расположенный по адресу: <адрес>, соответствует требованиям п.п. 4.7, 5.1, 5.4, 8.1.1 СанПин 2.1.2.2645-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к условиям проживания в жилых зданиях и помещениях», утвержденным Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 27 декабря 2010 года № 175 (л.д. 23).

Согласно решению Заводского районного суда города Кемерово от 26 июня 2017 года за Егоровой М.Г. признано право собственности на 1/2 долю в праве собственности на земельный участок площадью 758 м2, с кадастровым номером № относящийся к землям населенных пунктов, разрешенный вид использования- под жилую застройку индивидуальную, расположенный в <адрес> (л.д.142-144).

Указанным решением, имеющим преюдициальное значение для разрешения данного спора в силу ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, также установлено, что как долевой собственник жилого дома, расположенного на земельном участке в <адрес>, Егорова М.Г. владела земельным участком на праве постоянного (бессрочного) пользования, поскольку на таком праве участок был предоставлен его бывшему владельцу ФИО5, соответственно, могла использовать участок в соответствие с целями его предоставления- для целей строительства.

Таким образом, установлено, что Егоровой М.Г. принадлежит 1/2 доля жилого дома, расположенного в городе <адрес>, на основании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, право на 1/2 долю жилого дома, зарегистрированную за ФИО20 суд посчитал возможным признать за Егоровой М.Г. в силу давностного владения, общая площадь жилого дома на момент вступления Егоровой М.Г. во владение имуществом составляла 38,3 м2, в том числе жилая- 20,0 м2, в процессе пользования домом истцом были изменены технические характеристики строения путем возведения пристроек и перепланировки помещений, вследствие чего по техническому паспорту от ДД.ММ.ГГГГ общая площадь жилого дома составляет 57,8 м2, в том числе жилая- 38,9 м2, что не совпадает с техническими характеристиками жилого дома по договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ.

На основании исследованных доказательств суд считает, что реконструкция жилого дома произведена истцом в соответствии со строительными нормами и правилами, не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает угрозу их жизни и здоровью, размещение жилого дома, имеющего признаки самовольной постройки, не противоречит документации градостроительного зонирования территории города, произведено на участке, предоставленном для целей жилищного строительства. При указанных обстоятельствах, учитывая, что единственным признаком самовольной постройки является отсутствие разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, к получению которого Егорова М.Г. принимала меры, суд приходит к выводу о возможности сохранения дома в реконструированном состоянии и удовлетворении требований истца о признании за нею права на домовладение с учетом произведенных неотделимых улучшений.

Представители ответчика- администрации города Кемерово, ссылаясь на наличие у жилого дома, о правах на который заявлено Егоровой М.Г., признаков самовольной постройки, не привели ссылки на нормы права, нарушенные при строительстве жилого дома в период, когда он возводился, в том числе как капитальное строение.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ

Исковые требования Егоровой Марии Григорьевны к Самойловой Анне Петровне, администрации города Кемерово о признании права собственности на жилой дом удовлетворить.

Прекратить право собственности Самойловой Анны Петровны на 1/2 долю жилого дома, общей площадью 38,3 м2, в том числе жилой- 20,0 м2, приобретенную на основании договора купли от 17 декабря 1966 года.

Признать за Егоровой Марией Григорьевной право собственности на здание- индивидуальный жилой дом, назначение- жилое, общей площадью 57,8 м2, в том числе жилой- 38,9 м2, расположенной по адресу: <адрес>.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Кемеровский областной суд в течение месяца со дня принятия решения суд в окончательной форме.

Мотивированное решение составлено 20 ноября 2017 года.

Председательствующий: Н.В. Бобрышева

Решение в законную силу не вступило.

В случае обжалования судебного решения сведения об обжаловании и результатах обжалования будут размещены в сети «Интернет» в установленном порядке.


 

Решения судов в категории "Споры, связанные с землепользованием -&amp;gt; Споры, связанные с самовольной постройкой"

Решение суда о сохранении дома в реконструированном виде, признании права собственности

Истцы обратились в суд с вышеназванным иском указав, что на основании свидетельства о праве на наследство по закону Шарифуллин Э.Р. является собственником жилого дома по адресу: , .В 2015 году Идрисова О.Р. своими силами и за свой собственный счет...

Решение суда о сохранении дома в реконструированном виде, признании права собственности

Истицы обратились в суд с вышеназванным иском указав, что на основании договора купли-продажи от дд.мм.гггг они являются собственниками одноэтажного жилого дома литер А по адресу: .В 2011 году они за счет собственных средств произвели перепланиров...




© 2018 sud-praktika.ru
Рейтинг@Mail.ru