Решение суда о возмещении компенсации морального вреда, причиненного смертью близкого родственника № 2-2197/2017 ~ М-1076/2017

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

11 мая 2017 года г.Новосибирск

Октябрьский районный суд г.Новосибирска

в составе:

Судьи Поздняковой А.В.,

при секретаре Мухаревой Н.В.,

с участием прокурора Юрченковой С.И.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Щеглова Д. Ю. к ГБУЗ НСО «Черепановская центральная районная больница» о возмещении компенсации морального вреда, причиненного смертью близкого родственника,

УСТАНОВИЛ:

Щеглов Д.Ю. обратился в суд с иском, в котором просит взыскать с ответчика ГБУЗ НСО «Черепановская центральная районная больница» о возмещении компенсации морального вреда, причиненного смертью близкого родственника (матери) в размере 5000000 рублей.

Требования обосновывал тем, что /дата/ в ГБУЗ НСО «Черепановская центральная районная больница» умерла его мама - Щеглова Н. Г., которая /дата/ пострадала при пожаре, получив ожоги. Скорой медицинской помощью она была доставлена в реанимационное отделение учреждения ответчика. На вопрос о необходимости транспортировки в ожоговый центр г. Новосибирска, доктора отвечали, что в настоящий момент это невозможно. /дата/ Щеглова Н.Г. была переведена в общую палату хирургического отделения. Состояние Щегловой Н.Г. улучшилось, она была в сознании, разговаривала, самостоятельно принимала пищу. Дежурный врач пояснял, что угроза для жизни Щегловой Н.Г. миновала, показаний для её транспортировки в ожоговый центр нет. /дата/ утром отец истца последний раз разговаривал по телефону с Щегловой Н.Г., и она сообщила, что чувствует себя нормально, её готовят к перевязке. В обед, в часы приема, отец приехал навестить Щеглову Н.Г., однако, ему сообщили, что она внезапно была переведена в реанимационное отделение, однако в тот день ни от кого из медицинских работников так и не удалось получить информацию о её состоянии здоровья. И, /дата/ истцу и его семье сообщили, что Щеглова Н.Г. умерла. Как следует из медицинского свидетельства о смерти причиной смерти Щегловой Н.Г. является «Ожоговая болезнь. Ожоги пламенем 2-3 степени туловища и конечностей до 25% поверхности тела». По мнению истца, смерть Щегловой Н.Г. стала следствием халатного отношения к своим профессиональным обязанностям медицинского персонала ответчика, неправильной организации лечения. Истец считает, что при нормализации состояния, Щеглова Н.Г. подлежала госпитализации в ожоговый центр г. Новосибирска для оказания ей специализированной медицинской помощи. Таким образом, в результате неквалифицированного оказания медицинской помощи в учреждении ответчика у Щегловой Н.Г. развились осложнения, приведшие к летальному исходу. Ввиду неправильно выбранной тактики медицинской помощи, истец потерял любимую маму. Калининским районным судом г. Новосибирска при рассмотрении гражданского дела № г. по иску его брата Щеглова В.Ю. к ГБУЗ НСО «Черепановская центральная районная больница» о компенсации морального вреда в связи со смертью близкого человека, был установлен факт ненадлежащего оказания медицинской помощи Щегловой Н.Г. в учреждении ответчика. Так, в рамках рассмотрения гражданского дела № г. была проведена судебно-медицинская экспертиза, которой были выявлены дефекты оказания медицинской помощи Щегловой Н.Г., состоящие в косвенной причинно-следственной связи с наступлением её смерти: недооценка глубины ожоговых поверхностей (тяжести ожоговой травмы); отсутствие проведения бронхоскопии для установления отсутствия или наличия ингаляционной травмы, которая также могла усугубить течение ожоговой болезни. Также установлен дефект оказания медицинской помощи, состоящий в прямой причинно-следственной связи со смертью Щегловой Н.Г., а именно: отсутствие своевременного перевода в ожоговый центр для оказания высокотехнологичной медицинской помощи. Кроме того, эксперты отдельно отметили, что при своевременном переводе в ожоговый центр у Щегловой Н.Г. имелись шансы на благоприятный исход. Действиями ответчика истцу были причинены нравственные страдания, выразившиеся в психологических переживаниях, вызванных смертью мамы, как самого близкого и родного человека, что является наиболее тяжелым и необратимым по своим последствиям событием, влекущим тяжелые нравственные страдания, затрагивающие психику, здоровье, самочувствие и настроение. Со смертью мамы истец навсегда лишился заботы, поддержки, внимания близкого человека, что отразилось на его психологическом состоянии. Гибель мамы является для истца необратимым обстоятельством, нарушающим его психическое благополучие, а также неимущественное право на родственные и семейные связи, причиняет нравственные страдания.

Свои нравственные переживания истец оценивает в 5 000 000 рублей.

Истец, представитель истца в судебное заседании требования искового заявления поддержали в полном объеме.

Представитель ответчика по доверенности Хлудов Е.Ю. в судебном заседании исковые требования не признал, ссылалась на то, что экспертиза проведенная в рамках рассмотрения дела Калининским районным судом не может быть положена в основу исковых требований истца. ст. 61 ГПК РФ в данном случае не применима, поскольку в рассмотрении настоящего дела участвуют иные лица. Заявил ходатайство о назначении по делу экспертизы качественности оказанных услуг.

Представитель ответчика Шаманаева Л.В., поддержала позицию Хлудова Е.Ю.

Представитель третьих лиц Щербакова Д.С., Кабаковой Н.А., Саранцева А.Ф.- Хлудов Е.Ю. в судебном заседании исковые требования не признал, по приведенным выше основаниям.

Представитель истца возражал против назначения по делу экспертизы по качеству оказанных услуг по изложенным в письменных возражениях основаниям. Указал, на недопустимость назначения экспертизы качества, поскольку при рассмотрении дела в Калининском районном суде была проведена комиссионная судебно- медицинская экспертиза, которой были выявлены дефекты оказания медицинской помощи матери истца, а также установлена причинно- следственная связь между ними и смертью Щегловой Н.Г.

Выслушав пояснения сторон, заслушав заключение прокурора Юрченковой С.И., полагавшего заявленные требования обоснованными и подлежащими частичному удовлетворению с учетом принципа разумности и справедливости, исследовав представленные доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу об обоснованности заявленных требований и необходимости их частичного удовлетворения, при этом суд исходит из следующего:

Так, как следует из свидетельства о рождении (л.д.5), Щеглова Н.Г. является матерью Щеглова Д.Ю.

Щеглова Н.Г. /дата/ умерла (свидетельство на л.д.6).

В силу ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда.

Калининским районным судом г. Новосибирска при рассмотрении гражданского дела № г. установлен факт ненадлежащего оказания медицинской помощи Щегловой Н.Г. в учреждении ответчика. Так, в рамках рассмотрения гражданского дела № г. была проведена судебно-медицинская экспертиза, которой были выявлены дефекты оказания медицинской помощи Щегловой Н.Г., состоящие в косвенной причинно-следственной связи с наступлением её смерти: - недооценка глубины ожоговых поверхностей (тяжести ожоговой травмы); - отсутствие проведения бронхоскопии для установления отсутствия или наличия ингаляционной травмы, которая также могла усугубить течение ожоговой болезни.

Также установлен дефект оказания медицинской помощи, состоящий в прямой причинно-следственной связи со смертью Щегловой Н.Г., а именно: отсутствие своевременного перевода в ожоговый центр для оказания высокотехнологичной медицинской помощи. Кроме того, эксперты отдельно отметили, что при своевременном переводе в ожоговый центр у Щегловой Н.Г. имелись шансы на благоприятный исход.

Решение Калининского районного суда г. Новосибирска /дата/ вступило в законную силу, судебная коллегия апелляционной инстанции согласилась с выводами суда первой инстанции как соответствующими обстоятельствам дела и представленным доказательствам, изменив решение суда лишь в части компенсации морального вреда, снизив размер до 500000 руб. В остальной части решение суда оставлено без изменения..

Исходя из изложенного, суд приходит к выводу о том, что виновные действия сотрудников медицинского учреждения – ответчика состоят в непосредственной причинно-следственной связи со смертью Щегловой Н.Г.

Данные обстоятельства при рассмотрении настоящего дела для ответчика являются преюдициальными, то есть не подлежат повторному доказыванию либо оспариванию с его стороны.

При этом доводы представителя ответчика о том, что проведенная в рамках гражданского дела по иску Щеглова В.Ю. к ГБУЗ НСО «Черепановская центральная районная больница» о возмещении компенсации морального вреда, причиненного смертью близкого родственника, экспертиза не имеет преюдициального значения для рассмотрения данного спора, суд находит основанными на неверном толковании норм процессуального права.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства на которые она ссылается как на обоснования своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Исходя из положений ч. 1 ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

Экспертиза в силу норм действующего законодательства является доказательством, подлежащим оценке судом.

При этом, оценка доказательств урегулирована в ст. 67 ГПК РФ.

В силу ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда.

При таких обстоятельствах, учитывая изложенное, оснований для удовлетворения ходатайства представителя ответчика о назначении по делу экспертизы качества, не имеется, поскольку при рассмотрении дела в Калининском районном суде была проведена комиссионная судебно- медицинская экспертиза, которой были выявлены дефекты оказания медицинской помощи матери истца, а также установлена причинно- следственная связь между ними и смертью Щегловой Н.Г. Обстоятельства, установленные вышеуказанным решением по смыслу ст. 61 ГПК РФ имеют преюдициальное значение при рассмотрении настоящего спора.

В силу положений статьи 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно п.1 ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Согласно ч. 1 ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Как указано в пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от /дата/ № "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников.

При этом перечень видов нравственных страданий, являющихся основанием для реализации права на компенсацию морального вреда, приведенный в Постановлении Верховного Суда Российской Федерации от /дата/ N10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", не является исчерпывающим. Моральный вред, заключающийся в нравственных переживаниях в связи с утратой родственника, на что указано в пункте 2 Постановления Пленума, также не предполагает действий причинителя вреда непосредственно в отношении родственников погибшего.

Из разъяснений, изложенных в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от /дата/ N1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", следует, что при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда (абзац 3 пункта 32).

Для суда очевидно, что истец как сын умершей испытывал сильнейшие переживания в связи с потерей близкого человека, невосполнимостью данной потери, необходимостью социальной адаптации к новым жизненным обстоятельствам.

Учитывая изложенное, причиненный истцу вред подлежит возмещению со стороны ответчика.

Согласно ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер моральных и нравственных страданий истца оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

При определении размера компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с ответчика в пользу истца, суд учитывает близкое родство истца с умершей, характер и степень моральных и нравственных страданий истца, обстоятельства смерти Щегловой Н.Г., которая произошла неожиданно, из-за некачественно оказанных медицинских услуг.

Вместе с тем сумму, которую истец просит взыскать в качестве компенсации морального вреда, суд находит завышенной.

Поскольку моральный вред по своему характеру не предполагает возможности его точного выражения в деньгах и полного возмещения, предусмотренная законом денежная компенсация должна лишь отвечать признакам справедливого вознаграждения потерпевшего за перенесенные страдания.

Учитывая изложенное, исходя из принципа разумности и справедливости, суд приходит к выводу о необходимости взыскании с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда в сумме 300000 руб.

При этом, факт взыскания судами компенсации морального вреда в пользу иных близких родственников умершей – сына Щегловой Г.Н. и брата истца Щеглова В.Ю. – в размере 500 000 рублей соответственно, не может быть учтен при определении размера компенсации морального вреда Щеглову Д.Ю. в связи с потерей матери, так как компенсация морального вреда предполагает восстановление нарушенного права, связанного с личными неимущественными права лица, которому причинены нравственные страдания. Взысканная же компенсация морального вреда в пользу Щеглова В.Ю. не может свидетельствовать о восстановлении нарушенного права Щеглову Д.Ю.

Учитывая изложенное, поданный иск подлежит частичному удовлетворению.

Кроме того, с ответчика в силу ч. 1 ст. 103 ГПК РФ и п.1 ч. 1 ст. 333.19 НК РФ подлежит взысканию государственная пошлина в доход местного бюджета в размере 300 рублей, от уплаты которой при обращении в суд истец был освобожден в силу положений ст. 333.36 НК РФ.

На основании изложенного и, руководствуясь ст. 194 и 198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ

Исковые требования Щеглова Д. Ю. – удовлетворить частично.

Взыскать с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения НСО «Черепановская центральная районная больница» в пользу Щеглова Д. Ю. в счет компенсации морального вреда в связи с потерей близкого человека – 300 000 рублей.

В остальной части иска Щеглова Д. Ю. – отказать.

Взыскать с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения НСО «Черепановская центральная районная больница» государственную пошлину в доход местного бюджета в размере 300 рублей 00 копеек.

Решение может быть обжаловано в Новосибирский областной суд в течение месяца с момента его изготовления в окончательной форме.

Судья Позднякова А.В.


 

РЕШЕНИЯ СУДОВ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ:

Решение суда о взыскании неустойки, компенсации морального вреда

Бояркин Д.С. обратился в суд с указанным иском, просит взыскать с ответчика в свою пользу сумму неустойки, исчисленную на дату предъявления иска в суд, в размере 244 001 руб., компенсацию морального вреда в сумме 20 000 рублей, расходы по оплате у...

Решение суда о взыскании неустойки, компенсации морального вреда

Межрегиональная общественная организация Защита прав потребителей «Правовед» обратилась в суд в интересах Рощупкиной О.В. с иском к ООО СМУ «Эверест – Н», просит взыскать с ответчика в пользу Рощупкиной О.В. неустойку за несвоевременно переданную ...




© 2021 sud-praktika.ru | sud-praktika@mail.ru

Рейтинг@Mail.ru