Приговор суда по ч. 2 ст. 216 УК РФ № 1-16/2017 (1-325/2016;) | Нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

о возвращении уголовного дела прокурору

Дело № 1-16/2017

Санкт-Петербург                     12 января 2017 года

Пушкинский районный суд Санкт-Петербурга в составе:

председательствующего судьи Макаровой Т.Г.,

при секретаре Григоревской М.А.,

с участием помощника прокурора Пушкинского района Санкт-Петербурга Пройдаковой А.В.,

представителя потерпевшего П. - адвоката Кислушкина А.М.,

обвиняемого Острикова А.И.,

защитника - адвоката Кокориной С.В.,

рассмотрев материалы уголовного дела в отношении

Остриков А.И. , ...

в порядке ст. 91 УПК РФ не задерживавшегося, под стражей не содержавшегося, мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 216 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

10.10.2016 года заместителем прокурора Пушкинского района Санкт-Петербурга Михайловым С.В. утверждено обвинительное заключение по уголовному делу в отношении Острикова А.И., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 216 УК РФ.

Остриков А.И. обвиняется в нарушении правил безопасности при ведении строительных и иных работ, повлекшем по неосторожности смерть человека, а именно: Остриков А.И., являясь производителем работ в ООО № 0», назначенным на указанную должность приказом генерального директора ООО «№ 0» Х от 01.06.2015 г. и согласно приказа № 45/К от 01.06.2015 г., будучи ответственным лицом за обеспечение безопасных условий труда при проведении земляных работ и выполнение требований охраны труда всеми работниками смены в пределах участка, обязанный в соответствии с п.п. 2.11, 2.14 должностной инструкции производителя работ, утвержденной генеральным директором ООО «№ 0» 11.01.2010 г., инструктировать рабочих непосредственно на рабочем месте по безопасным методам выполнения работ; контролировать состояние техники безопасности и принимать меры к установлению выявленных недостатков, нарушений правил производственной санитарии, соблюдение рабочими инструкции по охране труда, 30.07.2015 в период времени с 17 часов 30 минут по 18 часов 50 минут, находясь на рабочем месте - на участке строительного объекта: «Реконструкция Петербургского шоссе от Пулковского шоссе до Детскосельского бульвара с путепроводом через железнодорожные пути Балтийского направления Октябрьской железной дороги», расположенном в 320 метрах от дома 31 Пулковская и в 530 метрах от дома 1 по ул. Кокколевская Пулковского отделения Пушкинского района Санкт-Петербурга, где производились работы по планировке сыпучих материалов под его (Острикова А.И.) непосредственным контролем, в нарушение п. 7.2.9., п. 7.2.1 СНиП 12-03-2001 «Безопасность труда в строительстве. Часть. 1. Общие требования», не обеспечил безопасных условий труда в зоне работы тяжелой техники – бульдозера «KOMATSU D 65PX-15EO с государственным регистрационным знаком ХН 78 06 47», у которого отсутствует обзорность на расстоянии 1,0 м. со всех сторон и 1.5 м. над грунтом, под управлением ФИО6, допустив в вышеуказанную зону своего подчиненного - дорожного рабочего 3 разряда ООО «№ 0» П1, производящего на вышеуказанном участке строительного объекта работы по трамбовке песка, подал сигнал механизатору ООО «№ 0» ФИО6 на начало работ по перемещению вышеуказанного бульдозера задним ходом, чем нарушил: - п. 7.2.9. СНиП 12-03-2001 «Безопасность труда в строительстве. Часть 1. Общие требования», где сказано: «При эксплуатации машин, имеющих подвижные рабочие органы, необходимо предупредить доступ людей в опасную зону работы, граница которой находится на расстоянии не менее 5 м от предельного положения рабочего органа, если в инструкции завода-изготовителя отсутствуют иные повышенные требования»; - п. 7.2.1. СНиП 12-03-2001 «Безопасность труда в строительстве. Часть 1. Общие требования», где сказано: «При размещении мобильных машин на производственной территории руководитель работ должен до начала работы определить рабочую зону машины и границы создаваемой ею опасной зоны. При этом должна быть обеспечена обзорность рабочей зоны, а также рабочих зон с рабочего места машиниста. В случаях, когда машинист, управляющий машиной, не имеет достаточного обзора, ему должен быть выделен сигнальщик... . Опасные зоны, которые возникают или могут возникнуть во время работы машины, должны быть обозначены знаками безопасности и (или) предупредительными надписями». В результате допущенных им (Остриковым А.И.) нарушений ФИО6 при движении назад на вышеуказанной тяжелой технике, совершил наезд на П1, причинив последнему телесные повреждения в виде тупой сочетанной травмы тела: тупая закрытая травма грудной клетки и живота - множественные ссадины, кровоподтеки и внутрикожные кровоизлияния в области груди, живота и спины, множественные двусторонние локальные и конструкционные переломы ребер, кровоизлияния в ворота легких, ушибы легких по задним поверхностям, кровоизлияние в клетчатку грудного отдела аорты, кровоизлияние в клетчатку правой почки, разрывы печени; тупая закрытая травма таза и конечностей - кровоподтеки таза и ссадины нижних конечностей, кровоподтеки лобковой области, рваная рана мошонки, перелом костей таза. Установленная тупая сочетанная травма тела оценивается в совокупности и по признаку опасности для жизни квалифицируется как тяжкий вред здоровью. В результате вышеуказанных противоправных действий Острикова А.И. смерть П1 последовала от тупой сочетанной травмы тела с повреждениями костей скелета и внутренних органов в вышеуказанное время и вышеуказанном месте. При этом Остриков А.И., нарушив правила безопасности при ведении строительных и иных работ, не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий в виде смерти потерпевшего, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия, то есть обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 216 УК РФ.

Защитником Кокориной С.В. заявлено ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом по основаниям, предусмотренным ст. 237 ч. 1 п. 1 УПК РФ, поскольку обвинительное заключение не соответствует требованиям закона ввиду невыполнения положений п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК РФ, что препятствует рассмотрению дела в судебном заседании. Уголовное дело в отношении Острикова А.И. ранее уже было возвращено судом прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, далее было возвращено в следственный орган для производства дополнительного расследования, в ходе которого Острикову А.И. дважды было предъявлено новое обвинение, в окончательной редакции - 20.09.2016 года, при этом нарушения, на которые ранее обращал внимание суд, возвращая дело прокурору, в полном объеме не устранены. Не исполнено указание суда о конкретизации места происшествия, приведено лишь название строительного объекта. Тот факт, что происшествие произошло в месте, находящемся на определенных расстояниях от конкретных домов, не позволяет сделать вывод о том, что эта территория находилась в пределах ответственности прораба Острикова А.И. Основания закрепления именно этого места за прорабом Остриковым А.И. в обвинении не приведены. Отсутствие сведений о том, на основании какого документа и каким образом были определены границы участка, находившегося в ведении Острикова А.И., к какому пикету относится описанная в обвинении территория, за каким пикетом был закреплен Остриков А.И., свидетельствует о неконкретизации обвинения в этой части. Отсутствие данных об отношениях подчиненности между Остриковым А.И. и ФИО6 не позволяет определить, полномочен ли был Остриков А.И. на подачу сигналов, подлежали ли выполнению ФИО6 команды либо знаки, которые были им восприняты как сигнал к движению задним ходом, выполнял ли Остриков А.И. роль сигнальщика, была ли между ними соответствующая договоренность о применении сигналов и чем это было обусловлено в данном случае. Неисполнение правил охраны труда и безопасности при эксплуатации тяжелой техники в определенных случаях влечет ответственность лица, управляющего тяжелой техникой в соответствии с п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.1991 года № 1 «О судебной практике по делам о нарушениях правил охраны труда и безопасности при ведении горных, строительных и иных работ». Не установлено лицо, ответственное за организацию работ бульдозера, а также причинно-следственная связь. Не основан на нормах законодательства и необоснован довод о том, что на Острикова А.И. был возложен непосредственный контроль за проведением работ на месте происшествия.    

Основания и условия для проведения конкретных видов работ под непосредственным контролем руководителя регламентированы конкретными нормативными актами. Норма, обязывающая Острикова А.И. обеспечивать непосредственный контроль при проведении работ по планировке сыпучих материалов, в обвинении не приведена. Планировка сыпучих материалов является этапом, следующим после разравнивания песка, для которого привлекается бульдозер (п. 5.11 ППР). Если обязанности по контролю за планировкой сыпучих материалов и были закреплены за Остриковым А.И., они подлежали проведению с использованием иной тяжелой техники (автогрейдеров) и должны были осуществляться после окончания работ с использованием бульдозера. Отсутствуют отсылочные нормы, определяющие понятие «земляные работы», за которые Остриков А.И. приказом от 01.06.2015 года назначен ответственным. Пределы ответственности прораба Острикова А.И. ограничивались «нулевым циклом», который к моменту несчастного случая уже был завершен. Отсутствие в обвинении ссылок на конкретные виды работ, влечет подмену понятий, признание тождественными видов работ, которые таковыми не являются. Исходя из бланкетности нормы ст. 216 УК РФ, для раскрытия способа преступления в обвинении должен быть четко определен конкретный вид и этап работ, с отсылкой к конкретным нормативным актам, определяющим правила производства этих работ, чего в данном случае не сделано. Допущена неопределенность, связанная с указанием на нарушение Остриковым А.И. правил безопасности при ведении строительных и иных работ. В обвинении приведены понятия «земляные работы», «работы по планировке сыпучих материалов», «трамбовка песка», не указано, какие из этих видов работ отнесены к строительным, какие - к «иным», а также - какие именно требования нормативных актов подлежали выполнению при проведении «иных» работ, но не были исполнены либо исполнены ненадлежащим образом. Указанное упущение при формулировании обвинения было отражено судом ранее при возвращении дела прокурору, однако устранено не было. Указан факт допуска Остриковым А.И. П1 в зону работы тяжелой техники для трамбовки песка, что позволяет предположить нарушение последовательности при производстве работ по устройству дорожного полотна. В момент происшествия на площадке находился бульдозер, который выполнял работы, предшествующие планировке сыпучих материалов, здесь же проводилась планировка сыпучих материалов и работы по трамбовке песка. Констатируя нарушение последовательности работ, следственный орган ссылается на СНиП 12-03-2001, регламентирующие иные вопросы организации строительного производства. Констатируя нарушение Остриковым А.И. требований п. 7.2.1 СНиП 12-03-2001, следственный орган не указал, какое из содержащихся в данном пункте требований не было соблюдено. В соответствии с требованиями п. 6.1.1 СНиП 12-03-2001 подготовительные работы должны быть закончены до начала производства работ. Указание времени совершения преступления с 17 часов 30 минут до 18 часов 50 минут, когда работы уже проводились, не позволяет применить п. 7.2.1 СНиП 12-03-2001, определяющий мероприятия до начала работ. Не конкретизировано время совершения действия Острикова А.И., связанного с подачей сигнала механизатору. Из п. 7.2.9 и п. 7.2.1 СНиП 12-03-2001 усматривается, что понятия «опасная зоны работы» и «зона работы тяжелой техники» не являются синонимичными. Факт допуска потерпевшего в зону работы тяжелой техники не является нарушением требований п. 7.2.9 СНиП 12-03-2001. Согласно обвинению пределы (границы) опасной зоны определяются двумя способами: на расстоянии не менее 5 м от предельного положения рабочего органа; инструкцией завода-изготовителя, если в ней предусмотрены иные повышенные требования. Каким образом в данном случае подлежал определению размер опасной зоны в обвинении не отражено, фактически предлагается два альтернативных варианта, что свидетельствует о неконкретизации обвинения. Наезд на П1 произошел при движении бульдозера задним ходом, из чего следует, что П1 в пределах опасной зоны, определяемой по общему правилу, не находился. Данные об отсутствии у бульдозера обзорности приведены без ссылок на соответствующие конкретные нормативные акты либо техническую документацию. Необоснованное отождествление понятий «обзорность бульдозера» и «обзорность рабочей зоны», «опасная зона работы» и «зона работы тяжелой техники» влечет наличие противоречий при изложении обвинения.

В обвинении не отражено, какие обстоятельства препятствовали самостоятельному осуществлению движения бульдозера задним ходом и исполнению машинистом ФИО6 своих обязанностей и инструкций по охране труда. Не указано, каким образом дорожный рабочий П1 был допущен Остриковым А.И. в зону работы тяжелой техники, не определен способ совершения Остриковым А.И. действий, являющихся нарушениями приведенных норм СНиП либо инструкций завода-изготовителя либо иных актов. Приведены ссылки на обязанности Острикова А.И., предусмотренные его должностной инструкцией, привязки произошедших событий к процитированным обязанностям прораба не имеется, не констатировано нарушение одной либо нескольких из приведенных обязанностей. Ссылки на обязанности прораба Острикова А.И., которые могли быть на него возложены в связи с изданием приказа от 01.06.2015 года о назначении его ответственным за обеспечение безопасных условий труда, в обвинении не приведено. Указано на необеспечение Остриковым А.И. безопасных условий труда, не отражено, какие именно опасные производственные факторы имели место в данном случае, что сделано не было либо сделано ненадлежащим образом. Существенным нарушением права обвиняемого на защиту является и приведение в фабуле обвинения данных о конструктивных особенностях бульдозера, которые являются выдержками из инструкции завода-изготовителя, выполненной на английском языке либо из информационного письма, основанного на этой инструкции. Перевод инструкции завода-изготовителя с английского языка на русский не осуществлен, чем нарушены права на защиту.

Обвинительное заключение по делу не отвечает требованиям УПК РФ, содержит противоречия при описании инкриминированного Острикову А.И. преступления, которые ставят под сомнение законность и обоснованность сформированного обвинения. Обвинение не является понятным, влечет различное толкование изложенных в обвинении обстоятельств, не позволяет установить подлежащие доказыванию и имеющие значение для уголовного дела обстоятельства, свидетельствует о нарушении права Острикова А.И. на защиту. Допущенные недостатки носят существенный характер и невосполнимы в суде, поскольку суд не вправе формулировать обвинение.

Также, по мнению защиты, существенно нарушены требования УПК РФ при разрешении ходатайств стороны защиты о проведении следственных действий и иных мероприятий в целях установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Заявляемые защитой ходатайства были необоснованно отклонены, что повлекло неисследованность обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения дела. Так, защитой были заявлены ходатайства: о проведении мероприятий, направленных на установление причин и обстоятельств потребления психотропных веществ П1; об истребовании документации из ГТИ Санкт-Петербурга и ООО «№ 0»; о проведении экспертного исследования в Институте строительно-технической экспертизы Архитектурно-строительного университета Санкт-Петербурга, о результатах которых до сведения защиты информация не была доведена. На стадии назначения строительно-технической экспертизы защитой для формулирования вопросов экспертам был представлен перечень вопросов, поставлен вопрос об ознакомлении защиты с документацией, подлежащей направлению на исследование и подлежавшей изъятию в связи с ранее заявленными ходатайствами, в удовлетворении ходатайства об ознакомлении защиты с документацией, истребованной следствием, для постановки вопросов экспертам, было отказано. О результатах разрешения ходатайств сообщено с нарушением установленных сроков, что явилось основанием для обращений защиты к руководителю следственного отдела, в прокуратуру Пушкинского района, а также в прокуратуру Санкт-Петербурга. В день истечения срока предварительного расследования в адрес защиты поступил ответ ГСУ СК России по Санкт-Петербургу с приложением ответов на предыдущие обращения. Отклонение ходатайств стороны защиты, направленных на объективное и всестороннее исследование обстоятельств дела, а также несвоевременное извещение о результатах их разрешения является нарушением права обвиняемого на доступ к правосудию, ущемило права защиты на представление доказательств, заявление иных ходатайств, а также на обжалование принятых решений в порядке, установленном для досудебного производства, защита лишена права на проведение экспертизы в том учреждении, о котором она заявляла. Следователем указано, что у него нет оснований не доверять квалификации и полномочиям экспертов избранного им экспертного учреждения. При этом документация, подтверждающая компетенцию, квалификацию и полномочия экспертов, в материалах дела отсутствует. Следователем отказано в удовлетворении ходатайства защиты, в котором ставился вопрос о проверке компетенции избранного следственным органом в качестве экспертного учреждения коммерческого предприятия. При назначении и проведении по делу экспертизы существенно нарушены требования ст.ст. 195, 198 УПК РФ. Необоснованно отклонены и ходатайства о проведении комплексной экспертизы; об истребовании из Государственной административно-технической инспекции документации по объектам по реконструкции Петербургского шоссе от Пулковского шоссе; о проведении дополнительного осмотра места происшествия. Существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства является неразрешение ходатайства защиты, заявленного на стадии подписания протокола об ознакомлении с материалами уголовного дела, в котором поставлен вопрос об истребовании документации, являющейся приложением к акту о результатах расследования несчастного случая на производстве. Остриков А.И. лишен возможности получить доступ к этим материалам, ознакомиться с ними, подготовиться к защите, нарушено право на предъявление доказательств, право Острикова А.И. знать, в чем он обвиняется.

Защитник со ссылкой на Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 04.03.2003 года № 2-П, от 08.12.2003 года № 18-П полагает, что допущенные нарушения являются существенными и исключают возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного обвинительного заключения.

В судебном заседании защитник Кокорина С.В. доводы ходатайства в целом поддержала, представила ответы руководителя следственного органа и прокуратуры на обращения стороны защиты по нарушениям, допущенным при расследовании данного уголовного дела. Также защитник представила копию постановления о привлечении Острикова А.И. в качестве обвиняемого от 20.09.2016 года, отличную от оригинала, имеющегося в деле, пояснив, что следователь Лебедев Д.А. предъявлял обвинение в иной редакции, вместе с тем не оспаривала свои подписи в оригинале постановления, также полагала, что и обвинение, имеющееся в деле, также не соответствует предъявляемым УПК РФ требованиям.

Обвиняемый Остриков А.И. поддержал доводы защитника Кокориной С.В. и заявленное ею ходатайство, пояснил, что получал копию постановления о привлечении в качестве обвиняемого, представленную защитником, вместе с тем не оспаривал свои подписи в оригинале постановления, подтвердил, что знакомился с материалами дела и получал копию обвинительного заключения, имеющегося в деле.

Допрошенный в судебном заседании в связи с доводами стороны защиты в качестве свидетеля следователь следственного отдела по Пушкинскому району Главного следственного управления Следственного комитета РФ по Санкт-Петербургу Лебедев Д.А. подтвердил сведения, изложенные в составленных им по делу процессуальных документах, в том числе в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от 20.09.2016 года и обвинительном заключении, пояснил, что вручал обвиняемому копию оригинала постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Ходатайство защиты об истребовании указанных документов, заявленное при ознакомлении с материалами дела, он, Лебедев, не рассмотрел по невнимательности, пояснил, что не посчитал нужным приобщать к делу указанные документы, а также сопроводительное письмо об их возвращении отправителю. В судебном заседании следователь Лебедев Д.А. представил копию сопроводительного письма от 13.07.2016 года о возвращении в Государственную инспекцию труда в городе Санкт-Петербурге материалов проведенного ГИТ расследования несчастного случая на рабочем месте с работником ООО «№ 0» П1 30.07.2015 года. Также следователь Лебедев Д.А. пояснил, что помимо инструкции завода-изготовителя бульдозера KOMATSU на английском языке, в материалах дела имеется информационное письмо на русском языке, в котором также изложены сведения о конструктивных особенностях бульдозера, приведенные в обвинении.

Прокурор Пройдакова А.В. возражала против удовлетворения заявленного ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору, полагала, что обвинительное заключение соответствует требованиям ст. 220 УПК РФ, в нем указаны все необходимые признаки состава преступления, существенных нарушений требований УПК РФ при формулировании обвинения не допущено, доводы стороны защиты о предъявлении Острикову А.И. обвинения в редакции отличной, от имеющейся в деле, не нашли своего подтверждения в судебном заседании.

Потерпевший П, будучи своевременно извещен о месте и времени предварительного слушания, в судебное заседание не явился, представил заявление о проведении предварительного слушания в его отсутствие.

Представитель потерпевшего Кислушкин А.М. оставил разрешение ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору на усмотрение суда, в то же время выразил свое согласие с доводами стороны защиты о наличии обстоятельств, препятствующих рассмотрению дела судом, поскольку нарушения, на которые ранее обращал внимание суд, возвращая дело прокурору, в полном объеме не устранены.

Суд, выслушав обвиняемого Острикова А.И., защитника Кокорину С.В., прокурора Пройдакову А.В., представителя потерпевшего Кислушкина А.М., проверив доводы ходатайства и материалы дела, на которые ссылается сторона защиты, считает следующее.

Несмотря на доводы стороны защиты, не имеется оснований полагать, что Острикову А.И. предъявлено иное обвинение, нежели изложенное в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от 20.09.2016 года (т. 5, л.д. 101-104), а также в обвинительном заключении (т. 5, л.д. 134-156), поскольку содержание указанных документов подтверждено в судебном заседании составившим их следователем Лебедевым Д.А., постановление о привлечении в качестве обвиняемого содержит подписи Острикова А.И. и его защитника, подлинность которых не оспаривается. Согласно протоколу ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела обвиняемый Остриков А.И. и защитник Кокорина С.В. ознакомлены с материалами уголовного дела, содержащимися в пяти томах в прошитом и пронумерованном виде (т. 5, л.д. 115-117). Поскольку в судебном заседании установлено соответствие фабулы обвинения в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении суд считает необоснованными доводы стороны защиты о том, что 20.09.2016 года Острикову А.И. было предъявлено обвинение в иной редакции.

Ознакомление стороны защиты с принятыми решениями по заявленным ходатайствам с нарушением сроков, установленных УПК РФ, в том числе на стадии окончания расследования, не препятствовало обвиняемому и его защитнику в случае несогласия с принятыми решениями заявить повторные ходатайства, что и было осуществлено при ознакомлении с материалами дела. Согласно протоколу ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела от 24.09.2016 года обвиняемый Остриков А.И. и защитник Кокорина С.В. заявили ходататйство об истребовании материалов расследования несчастного случая (т. 5, л.д. 115-117). Защитником Кокориной С.В. также заявлено ходататйство о прекращении уголовного дела (т. 5, л.д. 118-130), в удовлетворении которого следователем Лебедевым Д.А. отказано, о чем вынесено мотивированное постановление от 24.09.2016 года (т. 5, л.д. 131-132). Нерассмотрение следователем ходатайства об истребовании материалов расследования несчастного случая, заявленного защитой при ознакомлении с материалами дела, с учетом поступивших сведений о нахождении указанных материалов в Государственной инспекции труда по городу Санкт-Петербургу, не препятствует стороне защиты повторно заявить соответствующее ходатайство. Отклонение следователем ходатайств стороны защиты о проведении следственных действий и иных мероприятий в целях установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания, не является обстоятельством, препятствующим рассмотрению дела в суде.

Несмотря на доводы стороны защиты, не имеется оснований полагать, что в основу обвинения положен документ на иностранном языке, чем нарушено права обвиняемого на защиту, поскольку ссылки на инструкцию завода-изготовителя бульдозера KOMATSU, имеющуюся в материалах дела (т. 5, л.д. 34-39), обвинение не содержит, в материалах дела имеется информационное письмо на русском языке (т. 5, л.д. 57), в котором также изложены сведения о конструктивных особенностях бульдозера, приведенные в обвинении.

Доводы стороны защиты, касающиеся оценки имеющихся в деле доказательств, не могут являться предметом рассмотрения при разрешении ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору, поскольку оценка доказательств в соответствии со ст. 88 УПК РФ судом может быть изложена только при принятии итогового решения по делу.

Вместе с тем суд считает обоснованными доводы стороны защиты о несоответствии обвинительного заключения требованиям УПК РФ.

Как следует из Постановления Конституционного Суда РФ от 08.12.2003 года № 18-П в соответствии с установленным в РФ порядком уголовного судопроизводства, предшествующее рассмотрению дела в суде досудебное производство призвано служить целям полного и объективного судебного разбирательства по делу. Именно в досудебном производстве происходит формирование обвинения, которое впоследствии становится предметом судебного разбирательства и определяет его пределы. Пункт 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 05.03.2004 года также содержит разъяснение о допустимости возвращения дела судом прокурору в случаях, когда в досудебном производстве допущены существенные нарушения, не устранимые в судебном заседании.

Пунктом 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ в качестве основания для возвращения уголовного дела прокурору предусмотрено несоответствие обвинительного заключения требованиям УПК РФ. Согласно ч. 1 ст. 220 УПК РФ обвинительное заключение должно раскрывать существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела. В соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится лишь по предъявленному обвинению. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления).

Из указанного следует, что соответствующим требованиям уголовно-процессуального законодательства будет считаться такое обвинительное заключение, в котором изложены все предусмотренные законом обстоятельства, в том числе, существо обвинения с обязательным указанием в полном объеме данных, подлежащих доказыванию и имеющих значение по делу. В соответствии с ч. 3 ст. 15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Определение существа обвинения и указание в нем фактических данных, подлежащих обязательному доказыванию на стадии досудебного производства, относится исключительно к компетенции следственных органов.

Обвинительное заключение по настоящему уголовному делу в отношении Острикова А.И. не соответствует указанным требованиям закона и препятствует рассмотрению дела в судебном заседании. В данном случае следователем при составлении обвинительного заключения не выполнены требования п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК РФ.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 216 УК РФ, состоит в нарушении правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, если это повлекло по неосторожности смерть человека. Субъектом данного преступления могут быть лица, на которых непосредственно возложена обязанность по соблюдению правил безопасности на определенном участке работ, при этом ответственность наступает, если они не приняли мер к устранению заведомо известного нарушения правил безопасности ведения работ, либо дали указания, противоречащие этим правилам, либо не обеспечили соблюдение этих правил. При решении вопроса об уголовной ответственности по ч. 2 ст. 216 УК РФ, имеющей бланкетную диспозицию, необходимо установить, какие законы или иные нормативные правовые акты были нарушены при производстве конкретного вида работ, факт нарушения правил устанавливается посредством анализа предписаний соответствующих нормативно-правовых актов.

Остриков А.И. обвиняется в нарушении правил безопасности при ведении строительных и иных работ, вместе с тем обвинение содержит лишь перечень пунктов СНиП 12-03-2001 «Безопасность труда в строительстве», в обвинении не указано, какие нарушения допущены при ведении иных работ. Описание существа обвинения в постановлении о привлечении Острикова А.И. в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении фактически свелось к формальному перечислению пунктов Строительных норм и правил РФ без конкретизации обстоятельств инкриминируемого Острикову А.И. преступления. С целью защиты от предъявленного обвинения должно быть уточнено обвинение и указаны конкретные действия, которые заключаются в нарушении конкретных правил охраны труда или техники безопасности, предусмотренных нормативными документами. В нормативных актах, на которые имеется ссылка в обвинительном заключении, указан перечень конкретных требований, следовательно, в обвинительном заключении должны быть приведены не все существующие в законах возможные нарушения, а лишь те, которые реально нарушил Остриков А.И. Обвинение требует описания конкретных действий обвиняемого, которые следователь квалифицирует как нарушение правил безопасности при ведении строительных и иных работ. Из обвинения не усматривается, как следовало предупредить доступ людей в указанную зону, и что именно не было сделано Остриковым А.И. в этой части. Отсутствие указания на эти обстоятельства лишает возможности проследить причинную связь между действиями (бездействием) Острикова А.И. и гибелью П1

Таким образом, органами предварительного следствия фактически не сформулировано надлежащим образом существо обвинения, что ущемляет право обвиняемого знать, в чем он конкретно обвиняется, и создает препятствия для реализации его права на защиту, а также лишает возможности суд установить наличие или отсутствие состава соответствующего преступления, и данный недостаток не может быть восполнен в судебном заседании, что также было приведено в качестве основания возвращения уголовного дела прокурору в постановлении Пушкинского районного суда Санкт-Петербурга от 08.12.2015 года, и в настоящее время не устранено.

Также по смыслу закона, лицо, привлеченное к уголовной ответственности, защищается именно от того обвинения, которое ему предъявлено, в том числе и в части места совершения инкриминируемого ему преступления. Согласно предъявленному обвинению местом совершения преступления указан участок строительного объекта, расположенный в 320 метрах от ... Пулковская и в 530 метрах от ... наименований элементов улично-дорожной сети (за исключением автомобильных дорог федерального значения), элементов планировочной структуры, расположенных на территории Санкт-Петербурга, утвержденным постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 00.00.0000 № 0, в ... Санкт-Петербурга отсутствует ... (в том случае, если название «Пулковская» относится к наименованию «улица»), адрес: ... указан неправильно и неполно, поскольку ... находится в населенном пункте: Пулковское ... Санкт-Петербурга.

Поскольку суд не является органом, уполномоченным предъявлять обвинение лицу, в отношении которого возбуждено уголовное дело, и указывать адрес места совершения преступления, дополняя в этой части фактические обстоятельства обвинения, которые не были указаны органом следствия, в том числе в обвинительном заключении, указанное также свидетельствует о том, что обвинительное заключение по настоящему уголовному делу не соответствует требованиям п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК РФ и препятствует рассмотрению дела в судебном заседании.

Учитывая, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, суд считает необходимым уголовное дело возвратить прокурору ... Санкт-Петербурга на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ в целях устранения препятствий его рассмотрения судом.

При решении вопроса о возвращении уголовного дела прокурору суд оснований для отмены или изменения ранее избранной Острикову А.И. меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 237 ч. 1 п. 1, 256 УПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ

Возвратить уголовное дело № 1-16/2017 (следственный № 390569) в отношении Остриков А.И. , обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 216 УК РФ, прокурору Пушкинского района Санкт-Петербурга для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Меру пресечения обвиняемому Остриков А.И. - подписку о невыезде и надлежащем поведении - оставить без изменения.

Настоящее постановление может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд в течение 10 суток со дня его вынесения. В случае подачи апелляционной жалобы обвиняемый вправе ходатайствовать о своем участии в ее рассмотрении судом апелляционной инстанции, пригласить защитника для участия в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, отказаться от защитника, ходатайствовать перед судом о назначении защитника, в том числе бесплатно в случаях, предусмотренных УПК РФ.

Судья:


 

Приговоры судов по ч. 2 ст. 216 УК РФ

Приговор суда по ч. 2 ст. 216 УК РФ

12.05.2014 ФИО4, 1972 г.р., при производстве строительно-монтажных работ в ООО «Строительная компания «РУФФ» (далее – ООО «СК «РУФФ») на территории Заволжского района г. Ульяновска, получил телесные повреждения, повлекшие его смерть при падении с ...

Приговор суда по ч. 2 ст. 216 УК РФ

Рахимов Р.Г. обвиняется в том, что будучи назначенным должность директора общества с ограниченной ответственностью «», созданного дд.мм.гггг Решением единственного учредителя ФИО6 в соответствии с ГК РФ и ФЗ РФ «Об обществах с ограниченной ответст...




© 2021 sud-praktika.ru | sud-praktika@mail.ru

Рейтинг@Mail.ru